Девочки, этот блог совсем не веселый и не позитивный. Я нашла эти стихи на просторах интернета. Они грустные, но очень жизненные. Возможно, прочитав эти стихи, многие из нас вспомнят о детках, которым нужна помощь. О детках, чья жизнь не сложилась, либо зависит от чуда. Так много групп, просящих о помощи. Помогите каждому ребеночку, которого вы встретите на пути! Немножко помогите и может именно ваша помощь станет решающей! Ведь с мира по нитке — нищему рубашка. И не нужно думать — а вдруг это мошенники, а я им помогу обогатиться??? Лучше подумайте — а вдруг это реальный ребенок умирает, а я пройду мимо….

А вот это стихотворение, зацепило меня сильнее других….

Ремни поддерживают плечи,

На бок головку уронил…

Малыш в коляске. Скоро вечер,

Он … улыбается. «Данил» —

Зовет его, смущаясь, мама,

Платком стирая с губ слюну —

Больные пальчики упрямо

Срывают с ножек пелену.

Гримаса исказила ротик,

Пронзив мужской случайный взгляд,

И отпустила снова. Бросил

Давно уж папа твой тебя.

Ведет коляску грустно мама,

Печальный взор не видит даль.

Дым сигарет навстречу, дама,

Собачка, поводок, медаль…

Никто не знает, как ей близок

Его простой убогий мир,

Как много дома детских книжек –

Их не прочтет ее кумир.

Вoт закружился рядом омут –

Детей ватага: смех, слова…

В многоголосье тихо тонут

Лишь ей понятные «Ва-ва».

Ну вот, устал, и смолкли звуки

Из непослушных детских уст,

Она берет его на руки

Уж вечер, скверик снова пуст.

Он хнычет. Напрягая шею

Вдруг встретил блеск родимых глаз

И расцвели сады над нею:

«Как я люблю его! Сейчас

Пойдем домой мой милый мальчик,

Тебя не дам я никому

И поцелую каждый пальчик».

Малыш затих, тепло ему.

Щека к щеке – готов он снова

Ей о любви мычать слова,

Слюнявя губы, нос и брови

Лишь ей понятные «Ва-ва»!

**********************

Умирает ребёнок , спасите !!!!!

Мы же можем ему помочь …

Мимо только не проходите ,

Там лежать могла Ваша дочь …

Ей всего лишь три годика , Боже ,

А она на крою стоит …

С содроганием , жар на коже ,

Материнское сердце горит …

Нас же много, вот если б каждый ,

Хоть по 10 рублей послал .

Вместо пива , что пьём от жажды ,

Ведь внутри у нас не металл …

Я прошу , заклинаю , ЛЮДИ ,

Не пройдите беды мимо …

Каждый крошек своих любит ,

Помощь наша — НЕОБХОДИМА …

**************************

«С миру по нитке» — получится ткань,

С каждого это малая дань.

«С миру по нитке» — готов прочный плащ,

Не страшен ненастья дождливого плач.

«С миру по нитке» — и сшили пальто,

И человечку в нем будет тепло.

«С миру по нитке» — а вот и броня!

Нам ведь не жалко «нитки» , друзья!

********************************

Я очерствела в суете шальной,

В плену иллюзий, в бесконечной гонке,

Но жизнь меня пронзила, как стрелой,-

Я встретила печальный взгляд ребёнка.

На волю рвётся этот крик души:

Покоя не от мысли, что на свете

Ещё страдают, плачут малыши,

Растут без материнской ласки дети.

Приходят в мир невинны и чисты,

Познать все тяготы сиротской доли.

Они — мерило нашей доброты,

Мерило состраданья чужой боли.

Глаза сирот не по годам строги,

В них скрыт вопрос и светится надежда

На капельку родительской любви,

На милосердье, теплоту, поддержку.

Полны детдомы, хоть и нет войны,

Статистика мне нервы обнажает;

«Что с ними будет? Что мы им должны?»-

Неумолимо совесть вопрошает.

Пусть кто-то скажет:- Нам не до сирот,

Своих проблем не расхлебать годами,

Хватает с нашими детьми хлопот».

Да только совесть, всёж не умолкает.

И невозможно стороной пройти,

Потупив взгляд, мол:- Моя хата с краю,

Пусть государство думает о них».-

Я ж всем сейчас подумать предлагаю.

Сердца сирот надеждами полны,

Им ночью снятся любящие мамы.

Во искупление любой вины,

Отважтесь с ними встретиться глазами.

Экзамен трудный люди сдать должны

И сироты нам в этом помогают —

На Землю Богом посланы они,

И их глазами Он следит за нами.

***************************************

ПОСВЯЩАЕТСЯ ВОЛОНТЕРАМ

Глаза больных детей – что может быть тревожней?

Что может с сердца тяжкий камень снять?

Работать здесь лишь ПО ПРИЗВАНЬЮ можешь,

Готов ты этим детям руки подставлять!

Они зовут тебя, они кричат безмолвно,

И в тех глазах дрожит недетская печаль.

Я так хочу помочь им, безусловно –

Стремлюсь…пытаюсь… Мне детей безумно жаль!

У них, у всех есть чувство радости и грусти.

Бывает, и не просто к ним подход найти.

Такой ребёнок не всегда к себе подпустит:

Напрягся? Плачет? – Значит, отойди!

Чужих детей на свете не бывает,

Как боль не может быть совсем чужой…

Им, обделённым, ласки не хватает,

Не созерцания, а участи живой.

Я к ним иду; я их улыбкам рада;

Я им дарю тепло души своей.

И благодарность в их глазах — награда

За то, что боль их чувствую острей.

Они послушны моему массажу,

Когда звучит классический мотив,

Я осторожно их по спинке глажу,

Невольный трепет в сердце ощутив.

И дети понимают отношенье

И принимают рук моих тепло.

И если с них снимаю напряженье –

Они спокойны… Значит, помогло!

Глаза больных детей – что может быть тревожней,

Когда беду они не в силах превозмочь?

Увидев раз, забыть их невозможно –

Попробуй им хоть чем-нибудь помочь!

Их каждый миг – и в будущем, и в прошлом –

Наполнен муками, страданьем и слезой,

И ожиданьем чуда, что придёт, быть может,

И им подарит ключик золотой,

Чтоб в Храм здоровья вдруг открылись двери,

И полноценной оказалась жизнь…

Да будет так! Они так в чудо верят –

Надежду поддержать в них торопись!

Да, к излеченью далека дорога –

Без Высшей Силы здесь не обойтись.

И я прошу, я умоляю Бога,

Чтоб хоть немного им облегчил жизнь!..

******************************

Почему умирают дети?

Почему умирают дети,

И не видно счастливых глаз?

Как цветочек один на свете,

лишь расцвёл и уже угас.

И потухли все свечи мира,

В сердце только осколки льда,

А ведь мама тебя хранила

«Не отдам, — говорит. Никогда»

и за что ему крохе невинной

столько страха, боли и зла?

Его жизнь перестала быть длинной

и надежда уже умерла.

Не успел он познать то чувство,

о котором шепчут вокруг,

да и в сердце теперь стало пусто,

не узнав тепло милых рук.

Смерть ворвалась туда, где любили,

не жалела, сжигала мосты,

а ведь люди счастливыми были,

и теперь перед ними кресты.

Почему умирают дети?

Чем судьбе за винили они?

Что попали в ужасные сети,

где не светят давно огни.

А тропа в неизвестную даль,

все ведет в никуда с неоткуда,

кто-то скажет: «Конечно, мне жаль»

только вот не вернуть это чудо.

Не утихнет вовек эта боль,

не угаснет в душе та обида,

его жизни не сыграна роль

растворится как в снах пирамида.

******************************

Просить других всегда непросто —

Гораздо проще не просить.

Но как же быть, скажите, звезды,

Когда ребенку надо ЖИТЬ?

Когда ты знаешь: все так зыбко,

Всему на свете есть цена,

Что права нету на ошибку,

Что у ребенка жизнь одна!

Не надо говорить:

«Их много!И всем не сможем мы помочь!»

В глаза глядите — в них тревога:

«Спасите жизнь! Спасите дочь!»

А мы…У нас свои заботы,

И в круговерти важных дел

Гораздо проще отвернуться:

«Не смог». А может, не хотел?

А часто многого не надо:

Остановиться на бегу,

Копилку жизни малым вкладом

Пополнить. И решить судьбу

******************************

Склонилась ночью мама над кроваткой

И тихо шепчет Крошечке своей:

«Ты только не болей, мой Зайчик сладкий,

Прошу тебя, ты только не болей…»

Когда болезнь к ребёнку подступает,

Рыдает материнская душа.

И мама до утра не засыпает,

К щеке прижав ладошку малыша…

Когда блестят глаза не от веселья,

Когда температурит сын иль дочь,

То сердце мамы плачет от бессилья,

Пытаясь все болезни превозмочь…

Укутав нежно Счастье в одеяло,

Прижав своё Сокровище к груди,

Она без перерыва повторяла:

«Уйди, болезнь, от сына прочь уйди!»

И ни одно лекарство так не лечит,

Как мамина забота и тепло…

Любовь – ребёнка счастьем обеспечит,

Отгонит все недуги, беды, зло…

Для матери важней всего на свете

Здоровье, счастье собственных детей.

И точно так же маму любят дети,

Взрослее став, заботятся о ней…

Прошли года… В кровати мать больная,

Ей шепчут двое взрослых сыновей:

«Ты только не болей, моя родная,

Прошу тебя, ты только не болей…»

******************************

Кто такие дети-инвалиды?

Дети-инвалиды – Ангелы земли.

Сколько незаслуженной обиды

На себе они перенесли.

Сколько раз они, лицом в подушку,

Чтоб не плакать на глаза у всех,

Говорили ночи, как подружке:

«Разве то, что есть мы – это грех?»

Не грустите, матери, не надо:

Ваши дети – Ангелы, не зло.

Богом Вам они даны в награду,

Чтобы в мир нести любовь, тепло.

Ну, а тех, кто нас не понимает,

Пусть простит Господь за черствость их.

Пусть они услышат, как рыдают

Мамы у кроваток чад больных.

Но не все на свете равнодушны –

Больше тех, кто хочет нам помочь,

Открывают душу нам радушно,

Горе помогают превозмочь.

Пусть Господь рукой своей нетленной

Осенит крестом весь мир людской,

Чтоб на всей Земле, во всей Вселенной

Мир всегда царил, царил покой.

Чтоб ни войн, ни землетрясений,

Ни цунами страшных – никогда!

Сбереги, Господь, от потрясений

Всех людей, отныне и всегда!

***************************

Самая главная неба ошибка –

Это болезнь неповинных детей…

В боль превращая святую улыбку,

В мире становится вмиг холодней…

Как это так и за что наказанье?

Детские слёзы – страшней палача…

Не посылайте на них испытанья,

Те, кто решают судьбу сгоряча…

Ангелы, Боги с небесной пропиской,

Я обращаюсь от всех матерей:

К детям болезнь не пускайте и близко.

Счастье родителей – счастье детей!

Боже, не нужно летальных исходов!!!

Свет детских глаз не гаси ни на миг…

Ты присмотрись, под крылом небосвода

Молятся мамы о детях своих…

Ты посчитай, сколько в наших больницах

Бьётся беспомощных детских сердец…

Сколько отчаянья в маминых лицах…

Чудо для них соверши наконец…

Веру в тебя мы не можем оставить…

Неба ошибку исправь поскорей!

Мамино сердце не может лукавить.

Мамино счастье – здоровье детей…

**********************************

Детей нам дарит Кто-то Свыше,

И мы ответственны за них,

И просим ВСЕХ ПОМОЧЬ ДЕТИШКАМ

В том, чем злой рок их всех лишил.

Немножко времени оставьте

В своём спланированном дне

И просто строки прочитайте

О детских горестях в судьбе.

Ведь так легко пройти потупив

Свой взгляд куда-то в никуда,

Забыв о том, что мир малютки

Исправить может каждый «Я».

Вы оглянитесь, если мимо

Уже прошли шагов так сто…

И просто к точке возвратитесь,

Чтобы исправить и помочь.

*************************

Как мало надобно для счастья —

Чтобы ребёнок был здоров!

Как много нужно соучастья,

Чтоб счастлив стал, кто занемог…

А мы проходим мимо боли,

И, опуская в пол глаза,

Тихонько скажем: «Бог поможет…»

А разве Бог — это не Я?

Побудьте Богом хоть минутку!

Услышьте тех, кто молит Вас!

Без благодарности и шума

Побудьте Ангелом сейчас.

Продлите детство, но с улыбкой,

И подарите шанс на жизнь —

Она бывает очень зыбкой,

Когда нет веры в то, что жив…

Как мало надобно для счастья…

********************************

Как трудно жить, когда ребёнок болен,

Душа крошится, нету сил уснуть,

И небо давит массою огромной,

И очень хочется несчастий круг замкнуть.

Но мы сильны, тверда и наша вера,

Мы точно знаем, выход у нас есть,

Нужна нам помощь ВАША, помощь с неба,

Преодалели чтоб мучений наших крест.

Боль гложет нас, мы с ней почти сроднились,

Который год ведём жестокий бой,

Но нужно нам, чтоб мы объединились,

Чтоб задушили вместе ужаснейшую боль!

Мы просим всех, кто может — ПОМОГИТЕ!

Не проходите мимо с мыслями «потом…».

К здоровой жизни малыша верните,

Чтоб смех и радость вновь пришли в наш дом!

*******************************

Двое детей на скамейке сидели

Им лет по десять было всего,

И на других ребятишек смотрели,

Те, мячик кидали, ловили его.

И все понимали, они здесь чужие!

Как бут-то из мира другого пришли,

И все понимали, они не такие,

И все лишь хотели, чтоб дети ушли!

Они инвалиды, но в этом ли дело?

Однако не дружит с ними никто.

А в их детских душах всё словно кипело.

Детей презирали! Вот только за что?

Одни их дразнили, шутили жестоко!

Другие открыто смеялись в глаза!

Детей было двое, а им одиноко!

На их грустных лицах застыла слеза!

Время пройдёт и они повзрослеют,

Но не исчезнет обида и боль.

И люди давно их уже не жалеют,

И снова на раны насыпят им соль!

А что с нами стало? И что происходит?

Как быстро мы — люди стали зверьми!

И жалости сердце уже не находит!

Довольно! Очнитесь! Останьтесь людьми!!!

*****************************

Кто-то, когда-то должен ответить,

Высветив правду, истину вскрыв.

Что же такое – особые дети?

Вечный вопрос и болящий нарыв…

Вот он сидит перед нами, взгляните!

Сжался пружинкой, отчаялся он,

С миром оборваны тонкие нити,

Словно стена, без дверей и окон…

Вот они главные истины эти:

Поздно заметили, поздно учли…

Нет!!! Не рождаются трудными дети!

Просто им вовремя не помогли.

****************************

Родители бьются за чадо своё

Остановить их не может ничто!

Бессонные ночи и страх нипочём!

Не верят они, что малыш обречён.

Секунда здесь каждая им дорога

Пусть так, лишь бы вместе с дитём навека

Всё выдержит мать, всё сумеет стерпеть,

Вот только малыш перестал бы болеть.

Не каждый из нас им руку протянет,

Не каждый из нас к ним в гости заглянет.

Стараясь не думать мы мимо проходим.

Не мы ведь своих детишек хороним.

Зачем помогать — малышей не спасти

Гораздо ведь проще мимо пройти.

А вы загляните в глаза тех детей-

И сердце у вас сразу станет добрей.

Глаза малышей как глаза стариков,

В них боль накопилась за много веков…

Нет в мире глаз смелей и добрей

Чем глаза у болящих детей..

*************************

Когда жизнь под угрозою смерти,

И весь мир почему-то молчит,

В небеса устремляются дети,

Получив облегченье души.

За спиной появляются крылья,

Боль уходит и слёз больше нет,

От мучений, давно опостылых,

В их душе пропадает и след.

Не смогли оградить (не успели…)

Наших деток короткую жизнь,

И поэтому к небу взлетели

Те, чьи судьбы мы не сберегли…

Опоздали… прошли (хуже!) мимо…

А ведь ШАНС на спасение БЫЛ!

Как же жить с мыслью неизгладимой,

Что ребёнка ТЫ жизни лишил…

Берегите детей ВСЕХ на свете!

Помогайте, коль помощь нужна!

Не должны умирать в мире дети,

От заоблачных цифр в счетах.

*************************

Не секрет, что болеют детишки,

И диагноз у каждого свой,

Что они верят в чудо из книжки

Той, что мама читает порой.

Они верят и ждут с нетерпеньем,

Что волшебник однажды придёт

И коробочку ко дню рожденья

Со здоровьем с собой принесёт.

Верят в то, что добро побеждает,

И от зла может дружба спасти,

То, что слабому трусость мешает,

Что счастливый конец впереди!

После грома всегда светит солнце

И по радуге можно пройтись

В ту страну чудес за горизонтом,

Где б мечты в одночасье сбылись.

Они верят, вы слышите, ВЕРЯТ!

Тихо плачут, но всё-таки ждут,

Что коробочку с чудом подарят,

Потому что ведь сказки не врут!

*******************************

Пусть черствые сердца оттают в мире этом,

Подарит сказку пусть Рождественская ночь,

Не надо каждому быть в суете поэтом,

Чтобы спасти от смерти сына или дочь.

Чужих детей, по правде, в жизни не бывает,

Бывают только жадность душ и сухость фраз:

«Мне некогда, нет денег…» — так бывает?

А лучик жизни в детском сердце уж угас…

Как быть? Пройти? Остаться равнодушным?

Или попробовать помочь хоть чем-нибудь?

Но это же прекрасно — быть всем нужным,

Смысл обретёт и ясность грешный путь.

Но, нет! Зачем? Проходим мимо, опускаем,

Безвольно-виноватые, стыдливые глаза,

Желанье помогать, мы тут же убиваем,

Не верим больше мы ни в жизнь, ни в чудеса.

Давайте делать первый шаг добру навстречу,

Давайте пробовать друг другу помогать,

И может скоро, между строк своих замечу,

Что меньше деток стало в мире умирать!

*********************************

Больные дети не играют,

А тихо, сидя в стороне,

как бы невидимо сгорают

в неосязаемом огне.

Как строго предписал режим,

размеренно и осторожно-

вся жизнь их хрупкая лежит

между «нельзя» и «невозможно»

Словно упорный педагог,

долбящий тупо суть предмета,

им мир преподает урок,

что на земле им места нету,

что даже жук и муравей

возникли с целью и со смыслом,

а им смириться надо с мыслью

о непричастности своей

всему, что бегает, летает,

что продолжает вид и род,

что вырастает, расцветает

и, в свой черед, дает приплод.

Как рано пожелтевший лист,

до срока предсказавший осень,

они есть вечный знак вопроса-

ужель Господь несправедлив?

Когда болезнь их отмечает

своей ласкающей рукой,

отрада тихого прощанья-

им как награда и покой.

Не упрекая, что возмездье

настигло их за чей-то грех,

они беседуют о смерти

как о прогулке и игре.

И в тот короткий, куцый век,

что скроен вкривь и не по росту,

на их недетские вопросы

их детский ум дает ответ.

И понимаем мы в смятенье,

все меряя на свой аршин,

ЧТО,МОЖЕТ БЫТЬ,ЗДОРОВЬЕ ТЕЛА-

ПРИЧИНА ГЛУХОТЫ ДУШИ? !!!!!!

ЧТО В МИРЕ ЕСТЬ ТАКИЕ ДВЕРИ

ОТ ТАЙН-НЕБЕСНЫХ И ЗЕМНЫХ,

КОТОРЫЕ ГОСПОДЬ ДОВЕРИЛ

И ПРИОТКРЫЛ ДЛЯ НИХ ОДНИХ !!!!!

Но тщетно к ним идти с вопросом.

Как первый снег, как легкий дым,

они уходят. И уносят

ту тайну, что открылась им.

Недоношенный

Пахнет лугом свежескошенным,
Леса край в вечернем мареве.
Я родился недоношенным,
Начал жизнь я в барокамере.
Медсестра, совсем веселая,
Второпях меня принявшая,
Отложила тельце квелое —
Все равно душа пропавшая.
Мать моя вполне сознательно
Невзлюбила гостя слизкого
И лишилась окончательно
Чувства вдоволь материнского.
Бабки, дедки на завалинке,
Глядя, как младенец щурится,
Все кряхтели: » Больно слабенький,
Видно скоро окочурится».
Помнят ли мои родители
Про ребеночка поносного?
А теперь стою я в кителе
На борту ракетоносного.
Пропускаю мирно стопочки
Я в тоске глухой по берегу,
И могу нажатьем кнопочки
Я стереть с лица Америку.
Вот и вырос, гость непрошеный.
Знали бы мои матросики,
Как на луг, недавно скошенный
Меня некогда подбросили.
И как баба деревенская,
Сено к ночи угребавшая,
То ль тверская, то ль смоленская,
Плач мой тихий услыхавшая,
Приласкала еле теплого,
Отнесла в избу столетнюю
И взрастила так безропотно
На судьбу на многолетнюю.
И теперь стою я в кителе
На борту линкора грозного.
Помнят ли мои родители
Про ребеночка поносного?
И когда канаты прочные
Усмирят громаду дерзкую,
Я отправлюсь в одиночное
Толь в Тверскую, толь в Смоленскую.
Выйду я на луг не скошенный,
Упаду в траву пахучую.
Вот и вырос, недоношенный,
Победив судьбу падучую.
И глотнув тумана бледного,
Я услышу вдруг натужено
Тихий плач ребенка бедного,
Никому тогда ненужного.
2001г.

Счастье весом в килограмм. Реальные истории мам и их отчаянной борьбы за своих недоношенных детей

Реальные истории мам и их отчаянной борьбы за своих недоношенных детей. Внимание, текст не для детей и впечатлительных взрослых.

9 долгих месяцев, или 40 недель они мечтали вынашивать под сердцем главного в жизни человечка, они боялись и ликовали в ожидании родов, с трепетом собирая детские вещи. Но вдруг что-то пошло не так и малыш решил появиться на свет раньше положенного срока. Только мама недоношенного ребенка может знать, сколько страха, боли, нервов и бессонных ночей может вынести женщина, пока крохотный комочек наберет долгожданные граммы и прильнет к ее груди. Сегодня мы расскажем о тех сильных мамах с большой буквы, которые выстояли в тяжелой, самой главной в своей жизни борьбе — за здоровье своего ребенка.

«Умоляю, спасите сына»

Улан-удэнка Анаит Пешкова узнала о своей беременности в декабре 2017 года и испугалась. Нет, она очень хотела ребенка, но именно в это время она проходила лечение, и вынашивать малыша ей было категорически нельзя. По крайней мере, так думала сама девушка, начитавшись баек из интернета. Анаит категорически настроилась на аборт. Но на приеме врач гинеколог покрутил пальцем у виска: оказалось, что с таким диагнозом рожают половина женщин и ничего в этом страшного нет.

— Пока я осознавала тот факт, что зародившаяся во мне жизнь через 9 месяцев будет лежать у меня на руках, врач уже назначила кучу анализов и осмотров, — вспоминает Анаит. — Я вышла из кабинета и первым делом схватилась за телефон. Мне же нужно сказать мужу, что мы будем родителями! Мне же нужно порадовать своих родителей, которые, что уж говорить, ждали внука или внучку от меня уже не первый год. Сказать, что я была счастлива, окрылена, значит ничего не сказать. Радости прибавила и реакция мужа, растрогавшегося до слез.


Беременность Сашенькой (так решили назвать малыша) протекала идеально: никаких «прелестей» в виде токсикоза или отеков не было и в помине, счастливая мамочка готовилась к встрече с маленьким. Так прошло 30 недель. Вместе с мужем они вели активный образ жизни, ездили по гостям, хвастаясь заметно округлившимся животиком. Но к середине июня девушка заметила, что у нее начали отекать икры и стопы. Особого значения происходящему она не придала, тот же интернет подсказал, что такое бывает часто на поздних сроках. Однако гинеколог на этот раз, держа в руках результаты обследований будущей мамочки, только покачала головой: анализы плохие, давление высокое! А результаты УЗИ показали гипоксию у плода. Врачи решили госпитализировать девушку. А дальше для Анаит было все как во сне: бесконечные беседы с врачами, обследования ее самой и ребенка.

— Точно не помню, но, кажется, я как раз хотела спросить о своём положении, о том, что вообще происходит, но вдруг почувствовала, что из меня, как из ведра, что-то бежит, — от воспоминаний мою собеседницу слегка трясет. — Я привстала и обнаружила, что стул, на котором я сидела, весь в крови. В следующие пять минут все происходило как в идеально отрепетированном фильме. Меня хватают, кладут на каталку, везут по коридору, между ног у меня какие-то тряпки, завозят в операционную, к рукам подсоединяют какие то провода, катетеры. Я только слышу, как врачи говорят друг другу: «Экстренное кесарево, отслойка плаценты, срок — 31 неделя». Я умоляю их спасти моего сына и отключаюсь.

Битва. Начало

Утро началось в палате реанимации. Первым делом Анаит пощупала живот: внутри все болело, и он был пустым. Холодея от ужаса, она схватилась за телефон, слава богу, там было сообщение от мужа: «Малыш жив, его вес 1400 грамм».

— Еле передвигая ногами, я дошла до него. Полуторакилограммовое создание лежало в «хрустальном» домике, обвешанное проводами, катетерами, зондами. На глазах у него была шапочка. Я смотрела на него и не могла поверить, что это он, мой сын. Про себя я повторяла, как заведённая: «Сыночек, сыночек, сыночек». Знаете, будто если я много раз это повторю, то скорее осознаю тот факт, что он уже появился на свет.

Тихонько к Анаит подошла врач. И тут же начала сыпать непонятными, а от того пугающими словами: «Находится под ИВЛ, гемангиома, синдром вегето-висцеральных нарушений, СДР, шум в сердце». Каждый диагноз, как камень, падал на голову несчастной мамы.

— Она говорит, а я не могу открыть глаза и понимаю, что теряю сознание. Меня увели. На следующий день перевели в палату. Если бы вы знали, что происходит с такой, как я, которая оказывается в палате с другими девушками, которые пеленают своих новорожденных малышей, прикладывают к груди, целуют в крохотные ручки. Я села на кровать, и сердце сжалось настолько сильно, что мне хотелось крикнуть, чтобы оно разжалось. Чтобы так не болело. Чтобы так не трясло. Вот оно — осознание. Я родила, а мой малыш не со мной. И никто не говорит, что все будет хорошо. Никто не имеет право это обещать, потому что это недоношенный ребёнок. Я постоянно звонила родителям, мужу, сестре, свекрови. Только они говорили, что мы справимся. Нас ждали нелёгкие испытания. Испытания, которые сделают меня другим человеком.

Домой

А ещё Анаит предстояло узнать, что у недоношенных детишек есть кризисные дни. Это третьи, пятые и седьмые сутки. Дни, когда крошки могут не справиться. — Нам повезло, потому что мой малыш на третьи сутки задышал сам, и наше состояние стали называть: «стабильно тяжёлое». От слова «стабильно» становилось немного легче.

Собрав волю в кулак, совсем еще молодая девчонка решила сделать все, лишь бы ее сын остался с ней. Первым делом она отказалась от обезболивающих. Шов ныл невыносимо, но Анаит знала: ее молоко обладает целительными свойствами для малыша, и она будет кормить его во что бы то ни стало. Каждые два часа она вставала и сцеживала драгоценные капли молока, несла их своему малышу, чтобы накормить через шприц.

Выписывали Анаит одну. Молча она взяла свои пакеты, спустилась к мужу и уже в машине разрыдалась. Впервые со дня операции.

Дни тянулись, как ненормальные: каждый день в положенный час мама ездила к сыну, чтобы оставить для него грудное молоко. Но наконец ей разрешили лечь к сыну в ОПН, отделение патологии новорожденных.

— К тому времени меня уже научили его пеленать, менять ему памперс, подмывать, кормить через зонд и менять кислородный стакан. Так как у нас была платная палата, после сон-часа к нам пускали нашего папу. Дима ложился на кровать, брал сына к себе на грудь и лежал так с ним по два часа. Этот метод называется «кенгуру». Суть в том, чтобы малыш чувствовал родительское тепло, которого он лишился раньше времени, и скорее набирал вес.

Месяц они провели в больнице, и малыш заметно окреп: он понемногу стал брать грудь и избавился от кислородного стакана. Когда вес Сашеньки достиг двух килограммов, семью отпустили домой.

Все будет хорошо

Супруги старались поддерживать друг друга, как могли: вместе читали счастливые истории родителей недоношенных малышей и вдохновлялись, смотрели фотографии рождённых и уже выросших крох и представляли, как их малыш вырастет и ничем не будет отличаться от доношенных деток. — Борьбу с диагнозами мы начали с первых дней Сашиной жизни. Вы когда- нибудь видели, как недоношенным крошкам ставят укол? Зрелище не для слабонервных. Вы же наверняка понимаете, что у таких деток только тончайшая кожа и хрупкие косточки. Самая маленькая игла казалась огромной, когда её подносили к нему. Моё сердце сжималось от боли и обиды за него.

Недоношенность сказывалась на развитии малыша: он позднее здоровых малышей начал держать головку, позже прорезывались зубки, но малыш был жив и продолжал бороться! Это вдохновляло родителей. Сжав зубы, они проходили вереницу врачей, терпели болезненные процедуры и делали бесконечные массажи…

Сегодня Саша – упитанный и очень смешливый малыш. Ему уже год и месяц! Он обожает своих родителей и очень любит бывать на руках. Как и большинство мамочек годовалых малышей, Анаит озабочена рядом вопросов: как отучить малыша от груди, как поменьше держать его на руках. Но все это по сравнению с пережитым – приятные хлопоты.

— Я верю, я знаю, что теперь мы справимся со всем, как справлялись сотни других мам. У нас все обязательно будет хорошо.

Вымоленное чудо

«Синдром Дауна, синдром Эдвардса, вам на аборт» — равнодушные слова буднично прозвучали в кабинете. А для будущей молодой мамы Марины Степановой это был конец, конец всему ее миру: мечтам о ребенке, о счастливой семье.
Домой девушка ехала, судорожно сжимая в руках мокрый от слез листок с направлением на убийство ее долгожданной дочери. Шла 13-я неделя беременности. У малышки билось сердце, Марина уже видела ее крохотные ручки и ножки, чувствовала в себе зародившуюся жизнь, и вот она должна была убить ее. — Пришли плохие анализы, отправили на биопсию хориона, — вспоминает те страшные дни Марина. — Это ужасно болезненная процедура, когда длинной иглой протыкают живот, проникают в плаценту и собирают ее кусочки. Анализ был готов только через 14 дней, все эти дни мы с мужем провели как в кошмаре. Потом звонок, вызов на прием и, как удар топора, слова врача: «Ребенок в любом случае не выживет, умрет или в утробе, или едва появившись на свет».

Ночь супруги провели без сна, а утром Марина попросила мужа: «Давай съездим в дацан». Лама долго разговаривал с молодыми людьми, поделился своей историей: оказалось, что его жену так же отправляли на аборт из-за болезни плода, но малыш родился здоровым. Потом священнослужитель написал будущим родителям список молебнов, которые им нужно посетить, и строго приказал верить и молиться.

Каждое утро Степановы начинали с молитвы, с обращением к Богу они ели, жили и старались верить. Очередное УЗИ показало, что у малышки нет никаких патологий! Девушка боялась поверить в чудо, но оно, кажется, случилось.

На 34-й неделе беременности, как и наша предыдущая героиня, Марина начала страдать от повышенного давления и отеков, а однажды утром и вовсе не смогла открыть глаза – настолько сильно отекли. Экстренное кесарево, и малышка весом в два килограмма появляется на свет.

— Когда ее поднесли ко мне, я сразу поняла, что она здорова, в ней было все нормально, только очень крохотная.
Две недели кроху продержали в кувезе, на третьей маму положили рядом с дочерью. Уже на третьей неделе их отпустили домой. После рождения девочке сразу сделали генетический анализ крови: патологий и никаких страшных синдромов не было обнаружено, малышка абсолютно здорова.

Сейчас дочери Марины уже полтора года, она развивается абсолютно по возрасту, очень активная и доставляет маме немало хлопот. Пока мы разговариваем, энергичная кроха то и дело требовательно кричит в трубку: «Мама, дай!». Со смехом Марина откликается на зов дочки, и в ее голосе слышится бесконечное счастье – счастье, которое она родила.
Это была лишь пара непростых, но жизнеутверждающих историй. А сколько их на самом деле? Если у вас есть истории, которые вы хотите рассказать, шлите их на tradicia_72@mail.ru.

фото: , личный архив героини

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *