Мои больные стихи

Говорят,каждая новая беременность и роды проходят по-разному. Я была беременна, и не раз, и я ничего не знаю о родах, как-будто была беременна понарошку. Но я знаю о замершей беременности. Я знаю это состояние безысходности, когда выходишь на ватных ногах из кабинета узи и понимаешь -он ещё внутри тебя,но ты ему ничем помочь уже не можешь…он умер. И да,переживала свои сорвавшиеся беременности тоже по-разному: пыталась забыть, убежать от всего… винила себя, винила работу и суету, винила врачей и всех вокруг, искала причину происходящего,молилась,плакала каждый вечер навзрыд два месяца подряд. ..была странной и не понятной для нерожавших подруг и для подруг с детьми. ..

После последней замершей моё состояние совсем иное. Слез мало. Просто пустота внутри. Как-будто в области сердца огромная чёрная выжженая дыра и мне больно от этого ожега, печёт. .. Забиваю голову чем только можно: продажей квартиры,ремонтом, ищу позитивные эмоции для себя во всем,что только можно (новое платье, духи, путешествие, встречи, любимый торт, запах любимых цветов. .. и прочая,по сути,ерунда) Как Мюнхаузен вытягиваю себя за волосы.

А ещё стихи. Начала снова писать стихи. Как в юности. Ночью встаю и пишу или начинаю записывать в телефон. Плачу, пишу и плачу… выплакиваю свою боль,рифмую её. ..мысли сами лезут в голову,а я только успеваю их записывать. И мне становится легче. Немножко.

Поделюсь своими больными стихами с вами. Может кто-то себя узнает, услышит и ему станет хоть немного легче от понимания того, что он не один на один с этой болью и что это не просто психи у него и не гормоны-это боль потери.

***

Наше Счастье заблудилось
Между будущим и прошлым,
Словно это все приснилось…
Нет ответов на вопросы
«Почему? За что? Как дальше?..»
И мы снова одиноки —
В ее улыбке много фальши
И шутки у судьбы жестоки.

***

Можно сменить прописку,
Можно купить новый дом,
И новый пейзаж за окном.
Можно уехать в горы
Или к солнцу, на море,
Или детства проведать город…
Потом изменить причёску,
Новый цвет и новое платье,
Но будет ли в этом счастье?
Твои потери, твоя боль —
Они всегда с тобой.

***
Ах, если бы время обратно вернуть:
Исправить ошибки, судьбу обмануть,
Быть сильнее, смелее, мудрее,
Жизнь прожить, ни о чем не жалея,
Уберечь, защитить, не потерять,
Не обидеть, самой научиться прощать,
Кто на небо ушел-с теми дольше побыть,
Хоть немного чуть больше любви подарить…
Но прошлое без сослагательного наклонения
Лишь в памяти лица, даты, сомнения,
Что не там ты свернул, не туда ты идёшь,
Обесценив жизнь свою ни на грош.

***

А я все равно верю в сказку,
Где долго и счастливо жили,
Добро наживали, друг друга любили,
Детишек кудрявых растили.
А я все равно верю в чудо!
Оно непременно бывает!
Приходит внезапно, всегда удивляет
И снова тебя окрыляет!
А я все равно верю в Бога —
В час трудный лишь вера спасает.
Он видит. Он помнит. Он знает.
Он любит. И Он все прощает.

***

Душа не болит-она улетела,
Оставив здесь только бренное тело.
Встаю по привычке, иду на роботу…
Пустые суеты, заботы…
А где-то на небе Ангел-мальчишка
Читает душе моей сказки из книжки,
Ручонками душу мою обнимает…
За мамой, наверное, тоже скучает…

>Стихи про мам… суровая правда жизни…

Подожди, Господь, не забирай!

В не раз уже заштопанном халате
Из яркого цветного волокна
В больничной переполненной палате
Стоит старушка, плачет у окна.
Её уже никто не утешает-
Все знают о причине этих слёз.
Соседок по палате навещают,
А ей, лишь раз, сынок халат привёз.
Про тапочки забыл, сказал смущённо:
– Я завтра привезу… Потерпишь, мать?
– Конечно, потерплю. Я ж на перинке
И в шерстяных носках могу лежать.
Куда мне тут ходить? Простора мало.
Покушать санитарки принесут.
Меня болезнь настолько измотала,
Что мне б лишь полежать, да отдохнуть.
Вздохнул сынок, отвел глаза в сторонку:
– Тут… Понимаешь… Дело есть к тебе…
Всё это очень путано и тонко…
Но ты не думай плохо обо мне!
Квартира у тебя стоит пустая,
И мы с женой подумали о том,
Что ты то там, то тут… Одна… Больная…
Поправишься – к себе тебя возьмём!
И внуки будут рады, ты же знаешь!
Они души в тебе не чают, мать!
Всё! Решено! Ты к нам переезжаешь!
Твою квартиру будем продавать!
Достал бумаги, молвил без сомненья:
-Я все продумал, мне доверься, мам…
Как только мы увидим улучшенья,
Отсюда сразу жить поедешь к нам.
Что скажешь тут? Он сын ей, кровь родная…
А внуки – ради них и стоит жить!
И подписала, не подозревая,
Как все на самом деле обстоит.
Проходят дни, проходят и недели..
Сынка все нет. И вряд ли он придёт.
Старушку утешали и жалели…
Но кто же и чего тут не поймет?
А с каждым днём старушка всё слабеет
И по ночам все чаще снится сон,
Как кашку по утрам сыночку греет,
Но плачет и не хочет кушать он.
И первые шаги сынка – малышки,
И слово, что сказал он в первый раз,
И первые царапины и шишки,
И детский сад, и школа- первый класс…
Врачи молчат, стараясь что есть силы
Хоть как-то ей страданья облегчить.
А родственники строго запретили
Старушке про диагноз сообщить.
Она не знает, что больница эта-
Не городской простой стационар,
Что шансов на поправку больше нету…
Но, для нее незнанье – не кошмар.
Табличка «Хоспис» на стене у входа
Ей ни о чём плохом не говорит.
На странные слова давно уж мода
И нужно ли кого за то винить?
Она не знает, что сынок исправно
Звонит врачам, в неделю раза два:
– Вы ж говорили – умирает?!… Странно…
Что до сих пор она ещё жива…
Она жива. Она всё ждет и верит,
Что сын придёт, обнимет, объяснит,
Откроются сейчас палаты двери,
Она же всё поймёт и всё простит.
С последних сил встаёт она с кровати.
Держась за стенку, подойдёт к окну.
Насколько ей ещё терпенья хватит
Так верить безразличному сынку?
Она готова до конца стараться.
И сил, что нет, она должна найти.
Вдруг он придёт? Она должна дождаться!
Придёт… Ну как он может не придти?
Стоит и плачет… Ждёт от сына вести…
На небо лишь посмотрит невзначай
И теребит рукой нательный крестик-
Мол, подожди, Господь, не забирай!
Алекс-999
Не забывайте Матерей!
Не забывайте Матерей!
Они печалятся в разлуке.
И нет для них страшнее муки –
Молчанье собственных детей.
Не забывайте Матерей!
Они ни в чем не виноваты.
Как прежде их сердца объяты
Тревогой за своих детей.
Пишите письма Матерям,
Звоните им по телефону!
Они так радуются вам,
Любому вашему поклону.
Не забывайте Матерей!
Ведь для молчанья нет причины,
И глубже с каждым днем морщины
От равнодушия детей.
Средь суеты и праздных дней
Услышьте, Господа и Дамы:
Болит душа у вашей Мамы!
Не забывайте Матерей!
Пишите письма Матерям!
Звоните им по телефону,
Они так радуются вам,
Любому вашему поклону.
Валерий Панин
Сергей Курдюков
Мама
Вот и вещи уже все собраны
И пора мне опять уезжать.
– А давай посидим по-доброму,
На дорожку, – попросит мать.
И опять её руки нежные
Мои кудри встряхнут, как встарь.
– Мама, ждут ведь, дорога снежная.
– Посиди, сынок, не гутарь,
Дай запомнить тебя беспечного,
С них не станется, обождут.
Я ведь старая и не вечная,
Вот и мне уже скоро в путь.
И вонзятся тоскою непрошеной
Эти матушкины слова.
И предчувствием нехорошего
Вдруг наполнится голова.
И тогда я опять, как маленький,
К ней в ладошки спрячу лицо:
– Проводи в путь-дорожку, маменька,
Проводи за родное крыльцо.
Не печалься, родная, не надо,
Я вернусь, только ты дождись.
Ты молчишь и печальным взглядом
Провожаешь со мной свою жизнь.
По ночам звучит надрывный кашель,
Старенькая женщина слегла.
Много лет она в квартире нашей
Одиноко в комнате жила.
Письма были, только очень редко.
И тогда, не замечая нас,
Всё ходила и шептала: «Детки,
Вам ко мне собраться бы хоть раз.
Ваша мать согнулась, поседела,
Что ж поделать – старость подошла.
Как бы хорошо мы посидели
Рядышком у этого стола.
Вы под этот стол пешком ходили,
Песни пели часто до зари,
А теперь разъехались, уплыли.
Вот поди же, всех вас собери».
Заболела мать, и той же ночью
Телеграф не уставал кричать:
«Дети, срочно, только очень срочно,
Приезжайте, заболела мать!»
Из Одессы, Таллинна, Игарки,
Отложив до времени дела,
Дети собрались, да только жалко –
У постели, а не у стола.
Гладили морщинистые руки,
Мягкую серебряную прядь.
Для чего же дали вы разлуке
Так надолго перед нею стать?
Мать ждала вас в дождь и в снегопады.
Тягостны бессонницы ночей.
Разве горя дожидаться надо,
Чтоб приехать к матери своей?
Неужели только телеграммы
Привели вас к скорым поездам?
Слушайте! Все, у кого есть мама,
Приезжайте к ней без телеграмм!
Аал Токомбаев

Родители

Е. М. Раевской
В. Ф. Жигулину

Дорогие родители!
Мать и отец!
Не сердитесь, что письма
Пишу вам короче и реже.
Просто все тяжелеет
Судьбы незабытый свинец.
И с годами печали
Больнее, чем прежде…

Но и нынче я помню
О дальнем, родном и святом.
И ночами все вижу
В картинках отчетливо резких:
По рассказам отца —
Деревенский жигулинский дом,
И в старинном Воронеже —
Дом знаменитых Раевских.

Впрочем, нет.
«Знаменитых» — неправильно, нет.
Знаменитыми были
Далекие мамины предки:
В орденах — генерал,
А в цепях — декабрист и поэт,
Раньше прочих познавший
Тюремные камеры-клетки.

… А Жигулины родом
Откуда-то из-под Ельца.
Там и нынче в селе —
Все Жигулины да Жигулевы.
А потом — Богучар
И родная деревня отца —
Монастырщина.
Сколько беды в этом слове!..

И луга за Подгорным —
Моя изначальная жизнь.
И горящий Воронеж —
Мое изначальное горе.
Две могучие крови
Во мне воедино слились,
И пошел я по жизни
В извечном душевном раздоре…

Не печальтесь, родные!
Я буду почаще писать
И конечно, приеду.
Дела и заботы отрину.
Еще многое мне
Вы должны о себе рассказать,
Чтобы я рассказал
Своему несмышленому сыну.

Анатолий Жигулин

Мать

Покой обещали версты.
Пора и покой узнать…
В город, шумный и пестрый,
К дочке
Приехала мать.

К дочке одной-единственной…
Нянчить своих внучат…
Лишь осень сухими листьями
Вышла ее встречать.

Это ли жизнью обещано? —
Плач бездомных дождей…
Печальная старая женщина
Живет у чужих людей.

А дочка? —
Ей тесно с матерью.
Стыдились — она и супруг —
Ее деревенского платья,
Ее заскорузлых рук.

А платье — в родную клеточку…
А руки — в жилках косых —
Все гладят
Старую ленточку
Из дочериной косы.

Эмилия Бояршинова

Мать сына родила, растила,
и пуще глаз от бед хранила.
Горбом сыночка подняла,
сама состарилась, слегла.
Сын бросил мать… Живет одна,
от горьких слез слепа она.
Все сына ждет на склоне дней,
он лишь во снах приходит к ней.
Да, хорошо соседи есть,
Помогут, принесут поесть-
кто вещи даст, когда износит,
кто пить нальет, если попросит.
Все б ничего, да больно ей,-
свое дитя чужих черствей.
Нет мочи жить в таком позоре,
проклясть сынка решила с горя.
В углу, стыдясь своей же тени,
старуха стала на колени.
Ладони горестно воздела:
«Будь, проклят, сын»- сказать хотела.
Но не смогла, душа заныла.
Собравшись с духом рот открыла.
Незряче глядя на порог:
«Будь счастлив,-молвила,-сынок

грустный стих про старушку

В не раз уже заштопанном халате
Из яркого цветного волокна
В больничной переполненной палате
Стоит старушка, плачет у окна.
Ее уже никто не утешает-
Все знают о причине этих слез.
Соседок по палате
навещают,
А ей, лишь раз, сынок халат привез.
Про тапочки забыл, сказал с запинкой:
– Я завтра привезу…
Потерпишь, мать?
– Конечно, потерплю. Я ж на перинке
И в шерстяных носках могу лежать.
Куда мне тут ходить?
Простора мало.
Покушать санитарки
принесут.
Меня болезнь настолько измотала,
Что мне б лишь полежать, да отдохнуть.

Вздохнул сынок, отвел глаза в сторонку:
– Тут… Понимаешь… Дело есть к тебе…
Все это очень путано и
тонко…
Но ты не думай плохо обо мне!
Квартира у тебя стоит пустая
И мы с женой подумали о том,
Что ты то там, то тут… Одна… Больная…
Поправишься- к себе тебя возьмем.
И внуки будут рады, ты же знаешь,
Они души в тебе не чают, мать!
Все! Решено! Ты к нам
переезжаешь!
Твою квартиру будем
продавать!
Достал бумаги, молвил без сомненья:
-Я все продумал, мне
доверься, мам…
Как только мы увидим
улучшенья,
Отсюда сразу жить поедешь к нам.
Что скажешь тут? Он сын ей, кровь родная…
А внуки- ради них и стоит жить!
И подписала, не подозревая,
Как все на самом деле
обстоит.
Проходят дни, проходят и недели…
Сынка все нет. И вряд ли он придет.
Старушку утешали и
жалели…
Но кто же и чего тут не
поймет?
А с каждым днем старушка все слабеет
И по ночам все чаще снится сон,
Как кашку по утрам сыночку греет,
Но плачет и не хочет кушать он.
И первые шаги сынка-
малышки,
И слово, что сказал он в первый раз,
И первые царапины и
шишки,
И детский сад, и школа- первый класс…
Врачи молчат, стараясь что есть силы
Хоть как-то ей страданья облегчить.
А родственники строго
запретили
Старушке про диагноз
сообщить.
Она не знает, что больница эта-
Не городской простой
стационар,
Что шансов на поправку больше нету…
Но, для нее незнанье- не кошмар.
Табличка «Хоспис» на стене у входа
Ей ни о чем плохом не
говорит.
На странные слова давно уж мода
И нужно ли кого за то
винить?
Она не знает, что сынок исправно
Звонит врачам, в неделю раза два:
– Вы ж говорили- умирает… Странно,
Что до сих пор она еще жива.
Она жива. Она все ждет и верит,
Что сын придет, обнимет, объяснит…
Откроются сейчас палаты двери,
Она же все поймет и все простит…
С последних сил встает она с кровати
Держась за стенку, подойдет к окну.
Насколько ей еще терпенья хватит
Так верить безразличному сынку?
Она готова до конца
стараться
И сил, что нет, она должна найти.
Вдруг он придет? Она должна дождаться!
Придет… Ну как он может не придти?
Стоит и плачет… Ждет от сына вести…
На небо лишь посмотрит невзначай
И теребит рукой нательный крестик-
Мол, подожди, Господь, не забирай…>Сына Мать Качала баюшки баю вырастешь сыночек помни Мать свою. Сына качала мать.

Сына Мать Качала баюшки баю вырастешь сыночек помни Мать свою. Сына качала мать.

Баюшки — баю, вырастешь сыночек. Мать свою помни.
Ночь уже проходит и встает заря, мать качала сына. Думала — не зря.
Все плохие мысли от себя гнала, .
И с какою гордостью в первый класс вела.
Годы пролетели — вниз с горы, рекой, в жизни у мальчишки — первый выпускной.
Далее учеба в городе большом, а потом сыночек в армию ушел.

Мать переживала. Ночи не спала, каждую копейку сыну берегла.
Господа просила. Все слова, как стон, о здоровье сына у святых икон.
Свадьба отшумела. Дым столбом стоял».
И сынок старый отчий дом покинул.
Жизнь его кружила в карусели дней, не звонит. Не пишет матери своей, а она все плачет сидя у окна, серенькая кошка. Да она — одна.

И душа рыдает и под сердцем жжет, что же сын не едет. Внуков не везет?
Все у сына в общем в жизни хорошо, жизнь свою устроил, сам себя нашел.
Для семьи трудился не жалея сил.
А о ней не вспомнил. А о ней забыл.
И никак до сына это не дойдет, что молитвой мамы, он вот так живет.
Сын у гроба плачет. «Мамочка, Прости».
Ношу эту тяжкую до конца нести.
Помнить о родителях — жизненный закон, он об этом вспомнил после похорон.
На глаза попались в тайном уголке, сбереженья мамы в носовом платке.
Рядышком записка. «Я Тебя Ждала, Здесь Насобирала, что, Сынок Смогла».
Плакал над деньгами сам себя кляня, он такие деньги делал за полдня. И душа рыдает. И прощенья нет, мать их собирала целых десять лет.

Видео Сына мать качала баюшки баю, вырастешь, сыночек помни мать

Стих про мать которая ждала сына с войны. Но она все продолжает ждать, потому, что верит…

Столько лет, как все пришли назад,
Кроме мертвых, что в земле лежат..
А она все продолжает ждать,
Потому что верит, потому что – мать…

Столько лет, как кончилась война…. Их осталось совсем мало, тех, кто остался жив. Их остались единицы, кто видел Великую Отечественную войну. И – еще меньше осталось в живых тех, кто не дождался с той войны своих мужей, жен, детей…

Я недавно прочитала, что в далекой российской глубинке живет женщина, которой 98 лет. Она очень слаба, совсем слепая и больная. Ее двенадцатилетний сын убежал на фронт в победном сорок пятом, и не вернулся. А она все продолжает его ждать, и, кажется, только эта вера в его возвращение не дает ей умереть.

Это сообщение не дает мне покоя уже несколько дней. Пройдет совсем немного лет, и не останется никого, кто видел эту страшную войну. И – что? Она будет забыта? Я не хочу этого! Мы не должны забывать! Пусть мы не видели той войны, но мы должны о ней помнить, чтоб ни нашим детям, ни нашим внукам и правнукам никогда не пришлось взглянуть в страшные и мертвые глаза войны.

Во имя жизни, в память о погибших в Великой Отечественной, и во славу женщине-матери, написано это стихотворение.

Во все века, в любые времена
Все испытанья, уготованные ей —
Все стерпит женщина , переживет она,
Одно принять не может: пережить своих детей.

Какая злая сила извергнулась,
Так надругаться чтоб над ней?
Уж столько лет, как все домой вернулись,
А мать все ждет с войны своих детей.

И жить нельзя, и умереть не может:
Все ждет, забыв себя: вот-вот,
Еще немного, и в прихожей
Дверь хлопнет: сын домой придет.

Она его узнает сердцем, не глазами!
Ведь он теперь – старик (а кто ж еще?)
Но он – сынок ее, пришел он к МАМЕ!
И – молодым он будет вечно для нее!

И – будто время повернулось вспять,
Обратно быстро-быстро завертелось,
И снова молодая женщина она,
И жизнь ее сложилась, как хотелось.

Ее сынок, двенадцати годов,
Не убежал на фронт, ей не сказав ни слова!
И нет тех лет, что провела она без снов,
И набело написанная, жизнь начнется снова!

Закончит школу сын, закончит институт,
Ученым станет, время остановит.
Пусть не для всех, лишь для нее одной
Картину лучшей жизни восстановит.

Как будто не было жестоких лет,
Как будто на войне его бы не убили.
И мать его, не выплакав глаза, увидит свет,
За то, что столько лет его ждала и не забыла….

Как жаль, что нет такого чуда….

Мама, почему ты меня бросила

Мамуля,зачем меня ты родила?

Зачем мне жизнь такую подарила?

И почему ты от меня ушла?

Ты знай,тебя я не простила.

Я знаю,была ты молода

Видать тебе обуза не нужна была

А я тебя всегда ждала

Я верила,я бы простить смогла.

Но ты ушла,ты бросила меня,

Сама решила ,выбрала свободу.

И не дала мне шанс раскрыть себя

И все ушло,прошли те годы…

Я не попала в детский дом,

К себе взяла меня бабуля

Она меня растила,говоря о том,

Что бросила меня моя мамуля.

Мне было трудно жить в семье чужой,

И слышать каждый день ,что денег не хватает ни на что

И понимать,что в доме ты не свой,

За что мамуля мне всё это,ну за что?

Ты ведь не знаешь ,что терпела я

Насмешки отовсюду и непониманье,

Я так боялась,что отдадут меня,

Тогда никто не проявил ведь состраданья!

А я старалась,билась до конца,

Я помогала всем и чем могла,

И все страданья,всё из за тебя,

Мне жаль,что это ты не поняла.

Я знала что бабуле тяжело

Что тянет меня изо всех сил

И было мне и ей так нелегко

И как она ,меня никто так не любил!

И я скажу огромное спасибо ей

Ведь у неё хватило сил,чтоб вырастить меня

Её люблю я с каждым днем сильней,

Зато тебя,мамуля,ну никто так не полюбит никогда!

Прошли года,и молодость твоя ушла,

И ты вернулась,думая что ждут тебя

когда увидела,тебя узнала я

Но ты прошла и не заметила меня

Сейчас меня ты упрекаешь,

Кричишь,что не люблю тебя

Теперь сама ты понимаешь,

И говоришь,зачем же родила меня

и Знаешь что тебе скажу

Тебя об этом,ясно?не просила!

И никогда тебя я не прощу,

И не прощу себя,то что тебя любила!

Старушку в город увезли

Забрали дети старенькую мать,
Болеет часто и уход ей нужен,
Нельзя одну в деревне оставлять,
Сказали, в городе тебе не будет хуже.
Не обманули. В сытости, в тепле,
Уход хороший и удобства в доме,
Но ей, всю жизнь прожившей на земле,
Был в тягость этот город незнакомый.
Затосковала, слёзы по ночам,
Всё вспоминала, как в деревне жили,
Возили её дети по врачам,
Но те только руками разводили.
-Что вы хотите, возраст, — говорят,
И организм изношенный изрядно,
Лекарства ненадолго жизнь продлят,
Вы эти дни побудьте с нею рядом.
Старушка угасала с каждым днём,
Леченье ей совсем не помогало,
Просила деток отвезти в родимый дом,
Чтоб где жила, там смерть её застала.
Посовещались и собрали дети мать,
Везут, а мать лежит, будто уснула,
Но ближе к дому стала оживать,
Как-будто воздух исцеляющий вдохнула.
Без помощи ступила на крыльцо,
Дверь открывала, как ребёнка гладя,
И засветилось радостью лицо,
И появился блеск живой во взгляде.
— Вот я и дома, — выдохнула мать,
Смахнув слезинку со щеки на ворот,
— Нет, детки, здесь я буду помирать,
Меня вы больше не везите в город.
И младший сын, взяв в городе расчет,
Остался с матерью в отцовском доме,
А мать поправилась, и до сих пор живёт!
Не жалуется даже на здоровье.
картинка из интернета

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *