Беспредел!!!

Я тоже в 2010 г. лежала с сыном в НЦПЗ РАМН. Хотела, чтобы ему там другие препараты подобрали и уточнили диагноз. Тогда ему было 7 лет, легли перед школой, диагноз при поступлении был Атипичный детский аутизм на резидуально-органическом фоне. Это диагноз был установлен в 6 больнице при обследовании, когда Егору было 5 лет и дана инвалидность Пили мы тогда Рисполепт. В принципе сам аутизм за все годы лечения как-то прошёл. Он великолепно общается со всеми, перестал избегать контактов с детьми. Но у него тоже «шумные ручки». После лечения в НЦПЗ коктелями из препаратов (трифтазин, циклодол, неулептил, аминазин, депакин хроно и ноотропы) съехал моментально. Препараты совершенно ему не подходили, от них появились сильные истерики, врач на мои замечания не реагировала, говорила, что так проявляется его болезнь, рисполепт вернуть отказалась, говорила, что я мешаю лечению и без меня ему будет лежать лучше, что мне надо выписаться самой, а его оставить. Такое я себе представить не могла, поэтому через месяц выписалась вместе с ним, и месяц мы 2 раза в неделю приезжали для консультаций. А выписали нас уже с другим диагнозом, который теперь так и стоит у него Детская шизофрения. Кактатонический синдром. Олигофреноподобный дефект. «Шумные ручки» и беготня взад-вперёд так у него и осталась. 1 сентября пошли в 1 класс в школу 8-го вида. Это совпало с выпиской. После того, как он на линейке закатил истерику, я плюнула на все эти препараты, поехала к своему психиатру по месту жительства и ему постепенно вернули рисполепт, а остальную заразу убрали.
Как же я была рада! Состояние его сразу же нормализовалось. Никогда не кладите своих детей одних. Я и представить боюсь, чтобы было, если бы мой Егор лежал там один. Не говорю, про случаи тяжёлые, а только про такой, как у нас.
Зато в выписке они написали всё наоборот, что истерики у него были при поступлении,якобы неровное настроение, несговорчив, конфликтен, плачет без видимой причины и даже якобы на меня замахивается.Когда только они это видели? На самом деле всё это появилось после ихней терапии. Такого до этого у него вообще не было. Зато , когда они его якобы очень успешно пролечили, то он стал намного лучше. А что они выписали нас с ужасными истериками и с неровным настроением, об этом ни слова.
Так что делайте выводы. Просто я думаю, что если их препараты не подошли и не помогли, а только ухудшили его состояние, то может и диагноз неправильный? Сейчас мы лечимся в Институте Детской неврологии на Борисовских Прудах у замечательного врача Бобыловой М. Ю. Дай, Бог, ей здоровья и долгих лет жизни!!! Так она считает, что у него нет в данный момент аутизма и шизофрении, а всё идёт от органического поражения ЦНС. Но аутизм был. Получается, что рисполепт нам всё-таки помог и он именно моему Егору подходит. Теперь мы пытаемся от него потихоньку отходить. Я не знаю получится или нет, буду надеяться, но одно я знаю точно, что больше мы с ним ни в какую психиатрическую больницу не ляжем. Нам это не подходит. Мальчик, который лежал с нами в одной палате тоже с мамой, после этих препаратов попал в Филатовскую, его там еле-еле откачали от интоксикации организма этими препаратами. Мы с его мамой поддерживаем контакт и с всегда с ужасом вспоминаем НЦПЗ РАМН. Когда я там врача попросила наблюдать нас дальше, чтобы мы к нему приезжали на консультацию для корректировки препаратов, то он мне просто отказал, мотивировав это тем, что Егор не вписываетя в его диссертацию! Я этих слов никогда не забуду!
Уважаемый, господин Г…нов, надеюсь, что Вы уже прекрасно защитили свою диссертацию и спите спокойно!!! Очень рада за Вас! А также и за своего сына, что вы в своё время отказались ему помочь, а то я представляю, как бы вы его налечили!!!
Я никого не агитирую от госпитализации, случаи у всех разные, просто прошу, чтобы вы лишний раз подумали, прежде чем сделать этот шаг!

Наталья Симашкова: «Сегодня в мире удается полностью вылечить уже 10 % детей с аутизмом»

По словам Натальи Валентиновны, аутизм, который еще лет 20 назад считался неизлечимой болезнью, при правильном ведении поддается коррекции. У 70 % больных с РАС наблюдается стабильное посттерапевтическое улучшение, в 10 % случаев больные полностью восстанавливаются, и только 20 % больных с тяжелыми формами атипичного аутизма, синдромом Каннера получают неблагоприятный прогноз.
Правда, в России и Челябинской области ситуация несколько иная, хотя врачи прилагают максимум усилий, чтобы изменить ее к лучшему. Задуматься стоит и родителям, так как чем раньше у ребенка будут выявлены проявления аутизма и установлен диагноз, тем больше у него появится шансов на выздоровление. Об этих и других особенностях данной патологии мы поговорили со специалистом.
— Наталья Валентиновна, приводит ли вакцинация детей в раннем возрасте к развитию аутизма? Или это заблуждение?
— В 90 % случаев аутизм — это генетическое заболевание. Соответственно, прививки могут только спровоцировать начало болезни в критические периоды онтогенеза. Поэтому вакцинация не является причиной развития аутизма у ребенка. С другой стороны, важно, чтобы вакцина была моновалентной и не содержала компоненты нескольких нейроинфекций. Многокомпонентные вакцины тяжелее переносятся, чаще провоцируют риски развития РАС. Вакцинацию против разных болезней — полиомиелита, коклюша, дифтерии — лучше проводить раздельно, ослабленными вакцинами и с интервалами между прививками. В мировой практике доказано, что содержание ртути в вакцинах минимально, поэтому они не являются причиной РАС. Но отказываться от прививок тоже нельзя, учитывая эпидемиологическую ситуацию в стране и мире.
— С какого возраста у ребенка можно диагностировать расстройство аутистического спектра и что для этого нужно сделать?
— Несколько лет назад попасть на прием к детскому психотерапевту можно было только тогда, когда ребенку исполнится три года. С 2012‑го, на основании приказа Минздрава РФ № 1346н, осмотр детей психиатром разрешен с года. Обращение является добровольным.
В Челябинской области проводится скрининг РАС. Родители сами либо при помощи психолога, педиатра или невролога отвечают на 25 вопросов специально разработанной и одобренной минздравом анкеты, подсчитывают количество баллов, чтобы определить, есть ли у ребенка риск того или иного психического заболевания. Если есть, то родителям рекомендуют обратиться к психиатру для верификации диагноза и правильного ведения больного. У вас, в Челябинске, для этого был создан и работает кабинет для коррекции расстройств аутистического спектра на базе Областной психоневрологической больницы № 1.

— Если ребенок попал в группу риска, к чему готовиться родителям?
— Психиатр должен установить точный клинический диагноз, провести параклинические исследования, согласно утвержденным минздравом стандартам и протоколам лечения больных. Расстройства аутистического спектра — это целый каскад состояний разной степени тяжести от конституционально-эволютивного аутизма Аспергера, когда речевые и когнитивные способности в целом остаются сохранными до тяжелого атипичного эндогенного аутизма с когнитивным дефицитом.
Еще 20 лет назад считалось, что аутизм — самая тяжелая и неисправимая беда, которая сопровождается обязательным снижением интеллектуальных способностей у ребенка. Сегодня же когнитивные нарушения лечатся, они обратимы. Данные исследований этого вопроса московского Научного центра психического здоровья, полученные в 2016 году, совпадают с результатами исследований Всемирной организации здравоохранения 2014 года. Интеллектуальные функции у большинства больных восстанавливаются. Но для этого необходимо соблюдение рекомендаций врачей и тесная работа медицинских специалистов, социальных работников, педагогов и самих родителей. Только такое взаимодействие приведет к положительному исходу.

Руководитель отдела – Симашкова Наталья Валентиновна, доктор медицинских наук, профессор, один из ведущих специалистов РФ в области психических расстройств детского возраста. В 1984 г. защитила кандидатскую диссертацию «Клинические особенности подростковой шизофрении с острыми полиморфными приступами», в 2006 г. – докторскую диссертацию «Атипичный аутизм в детском возрасте». Круг научных интересов: актуальные проблемы детской и подростковой психиатрии (расстройства аутистического спектра, детская и подростковая шизофрения, гиперкинетические расстройства и др.) в аспекте возрастной специфичности в сфере психопатологии, клиники, течения, прогноза, терапии, абилитации и профилактики. Н.В. Симашкова является главным детским психиатром Центрального федерального округа Российской Федерации, членом экспертной группы ВОЗ по разработке психических и поведенческих расстройств Международной классификации болезней 11-го пересмотра (детского и подросткового возраста). Автор более 150 научных публикаций в отечественных и зарубежных журналах и сборниках, двух методических рекомендаций, двух коллективных монографий, Справочника по психиатрии. В 2013 г. под ее редакцией опубликовано научно-практическое руководство «Расстройства аутистического спектра у детей».

Отдел детской психиатрии был одним из первых отделов (отделение детской психиатрии), созданных в Институте психиатрии АМН СССР. Первым руководителем клиники была проф. Т.П.Симсон (с 1945 по 1960 г.), одна из основоположников детской психиатрии в нашей стране. Под ее руководством была подробно описана шизофрения в раннем детском возрасте, изучался эпидемический энцефалит у маленьких детей, а также гриппозный вирусный энцефалит и психотические состояния при гриппе, тифе, кори, ревматизме. Ею было создана детская клиника Института психиатрии и организованы исследования психической патологии детско-подросткового, а также раннего детского возраста. В дальнейшем заведующим отделением детской психиатрии являлся проф. Г.К.Ушаков (с 1961 до 1965 г.), который занимался исследованиями эндогенных психозов детского возраста, изучал закономерности течения шизофрении, проблемы дисгармонии психического развития, онтогенеза сознания и личности, разрабатывал вопросы клиники и систематики галлюцинаций, а также пограничных нервно-психических расстройств. С 1965 г. руководителем клиники детских психозов являлся М.Ш.Вроно, ученик Г.Е. Сухаревой и А.В. Снежневского. Под его руководством и при его непосредственном участии введены и разработаны понятия возрастного патоморфоза при детской шизофрении. Впервые проведены исследования разных форм нарушения развития (дизонтогенеза) у детей, страдающих шизофренией. Разработаны (совместно с проф. В.М. Башиной) основные подходы к проблеме раннего детского аутизма. Впервые в мире были проведены широкомасштабные клинико-катамнестические, клинико-эпидемиологические, клинико-генетические исследования детской и подростковой шизофрении, послужившие основой разработанной систематики детской шизофрении. Помимо шизофрении, значительное внимание в работах, проводимых под руководством М.Ш. Вроно, уделялось исследованиям олигофрении и пограничных состояний у детей, лечению и реабилитации психически больных детского и подросткового возраста. Кроме этого, было проведено изучение особенностей отдельных психопатологических синдромов: патологического фантазирования, навязчивостей, нарушения влечений, синдрома Жиля де ля Туретта. Особое внимание уделялось вопросам организации психиатрической помощи детям и подросткам. При его активном участии впервые в стране была разработана, апробирована и внедрена в практику руководимого им отдела модель полустационара для детей дошкольного возраста с ранним детским аутизмом.

С 1989 по 2010 г. отдел возглавляла проф. И.А.Козлова, один из ведущих отечественных специалистов в области детской психиатрии. проведенные ею исследования были посвящены клинико-генетическим характеристикам неспецифических синдромов, предпочтительных для детского возраста (в сравнительно-нозологическом аспекте), оценке соотносительного вклада генетических и средовых факторов в изменчивость клинических признаков болезни. С 1992 г. под ее руководством выполнялся пилотный проект Всемирной организации здравоохранения «Последствия влияния радиации на темпы психического развития детей, подвергшихся ионизирующему излучению внутриутробно». Результаты этой работы были представлены на международном конгрессе в Женеве и получили высокую оценку зарубежных коллег.

В настоящее время под руководством проф. Н.В. Симашковой продолжается большая научная работа психиатрии раннего детского возраста, с разработкой разделов эпидемиологии, профилактики, клиники, лечения и организации новых форм психиатрической помощи детям раннего возраста. Большое внимание уделяется изучению феноменологии психических расстройств, клинико-биологическим аспектам и роли психобиосоциальной системы «мать–дитя» в раннем психическом дизонтогенезе. В структуре отдела создано три научных группы: раннего детского возраста (под руководством главного научного сотрудника, проф. Г.В.Козловской), эндогенных заболеваний детского и подросткового возраста и расстройств аутистического спектра (под руководством заведующего отделом, д.м.н. Н.В.Симашковой).

Основные направления научной деятельности отдела:

  • изучение психопатологии предпочтительных для детского возраста психопатологических состояний, нарушений психического развития;
  • изучение генеза дефицитарных проявлений при шизофрении, расстройствах аутистического спектра, аффективных нарушениях, последствий жестокого обращения с детьми и психической депривации в детстве;
  • изучение особенностей клиники и течения шизофрении и шизотипических расстройств, манифестирующих в детском возрасте, структуры и динамики формирования процессуального дефекта на основе длительных катамнестических наблюдений;
  • мультидисциплинарное клинико-психопатологическое, клинико-биологическое, диагностическое исследование больных с расстройствами аутистического спектра;
  • разработка современных методов диагностики («тест-систем»), фармакотерапии, коррекции и профилактики психических расстройств в детстве;
  • изучение феноменологических особенностей психопатологии раннего детского возраста в рамках эндогенных, экзогенно-социальных, экзогенно-органических расстройств, протекающих в форме психосоматических проявлений в группах с врожденной недостаточностью соединительной ткани, функциональных и органических кардиопатий, в рамках нарушений пищевого поведения, фобических расстройств в зависимости от различных факторов риска;
  • проспективное, клинико-динамическое наблюдение детей из группы высокого риска по шизофрении;
  • изучение нарушений пищевого поведения в круге патологии влечения у детей;
  • исследование синдрома дефицита внимания с гиперактивностью у детей при разных нозологиях, диагностика и абилитация;
  • изучение разных видов суицидального поведения у детей и подростков;
  • изучение вариантов динамики состояния познавательной деятельности при вышеописанных формах психической патологии.

Научные сотрудники группы эндогенных заболеваний детского и подросткового возраста:

  • Балакирева Елена Евгеньевна — ведущий научный сотрудник, кандидат медицинских наук,
  • Горюнов Александр Владимирович — ведущий научный сотрудник, кандидат медицинских наук,
  • Голубева Наталья Ивановна — старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук,
  • Котляров Владислав Львович — научный сотрудник,
  • Лобачева Мария Валерьевна — научный сотрудник,
  • Блинова Татьяна Евгеньевна — младший научный сотрудник,
  • Никитина Светлана Геннадьевна — младший научный сотрудник.
  • Захарова Ирина Владимировна — лаборант-исследователь.
  • Семенова Наталья Викторовна — лаборант-исследователь.

Научные сотрудники группы расстройств аутистического спектра:

  • Коваль-Зайцев Алексей Анатольевич — ведущий научный сотрудник, кандидат психологических наук,
  • Куликов Антон Владиславович — старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук,
  • Шимонова Галина Николаевна — старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук,
  • Лусс Людвиг Александрович — старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук,
  • Богачева Оксана Ивановна — младший научный сотрудник,
  • Макарова Любава Олеговна — младший научный сотрудник,
  • Шушпанова Ольга Владимировна — младший научный сотрудник.

Научные сотрудники группы раннего детского возраста:

  • Козловская Галина Вячеславовна — профессор, главный научный сотрудник, доктор медицинских наук,
  • Калинина Марина Анатольевна — ведущий научный сотрудник, кандидат медицинских наук,
  • Полякова Екатерина Олеговна — ведущий научный сотрудник, кандидат медицинских наук,
  • Марголина Инна Александровна — старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук,
  • Кремнева Лидия Федоровна — старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук,
  • Иванов Михаил Владимирович — старший научный сотрудник, кандидат психологических наук,
  • Крылатова Татьяна Александровна — научный сотрудник,
  • Волкова Ольга Михайловна — научный сотрудник,
  • Платонова Наталия Владимировна — научный сотрудник.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *