Содержание

Карев: Гипертермия — антикризисный метод лечения рака

Первая в Нижнем Новгороде частная онкологическая клиника, она же единственная, называется «К-тест». 20 никогда не пустующих коек и пациенты со всех концов России: из Красноярска и Краснодара, Кирова и Ульяновска. Даже из-за границы едут лечиться русскоязычные. И подавляющее большинство больных — с IV стадией рака. Удивительно было узнать, что почти приговоренные люди находят спасение именно здесь — в старинном здании из красного кирпича на улице Минина в Нижнем Новгороде. Я спросила доктора Карева: «Ваша клиника может составить конкуренцию Израилю или Германии в лечении онкобольных?» «Да!» — ответил он твердо.

«КозаПресс» узнала у профессора Карева подробности о лечении злокачественных новообразований с помощью гипертермии.

— Игорь Дмитриевич, много лет ваша клиника занимается лечением онкобольных с помощью разработанного вами метода — общей электромагнитной гипертермии. Судя по названию, инструментом является температура.

— Действительно, при гипертермии действующим на опухоль фактором является температура. Кроме того, во время гипертермии мы вводим противоопухолевые препараты. Их можно ввести только половину от той дозы, которую применяют в обычных условиях. И она работает в разы эффективнее. Меньше химии — естественно, меньше ущерб организму. В-третьих, гипертермия стимулирует работу иммунитета против опухоли. Такое тройное воздействие получается. В чем отличие нашего метода гипертермии от метода, применяемого, например, немцами: мы разогреваем тело человека под наркозом до 43 градусов и вводим половину дозы химиопрепарата. А они нагревают чуть-чуть — до 40,5–41 градуса. И вводят большие дозы химии.

— Неужели два градуса имеют значение?

— Десятые доли имеют значение! Если мы нагрели до 42,5–43 градусов, химиопрепараты можно вообще не вводить. Эффект будет заведомо блестящий. Если температура ниже, эффект значительно меньше.

— Как вообще пришла идея – нагревать человека для лечения опухоли?

— Да эта идея пришла давным-давно! В литературе были описаны случаи излечения от рака при лихорадке. Я профессор, заведовал кафедрой в медакадемии, учил, ученики защищали диссертации на эту тему. Мой период пришелся на время перестройки, когда все рассыпалось, финансирования никакого не было и призывали сокращать сотрудников. Тогда было два пути: или мы все закрываем, или переходим на другие рельсы. Я открыл клинику и, занявшись частной практикой, сохранил ядро сотрудников. Они продолжали защищать докторские, кандидатские диссертации по лечению гипертермией. Заработанные деньги вкладывал в науку и продолжаю это делать до сих пор, вот уже 23 года. Мы внедрили методики, которые сами же и разработали, сделали для этого свое оборудование, запатентовали его. Минздрав разрешил использовать его в медицине. И теперь помогаем людям, тем, кто может оплатить свое лечение. Нагреть человека до 43 градусов — это не шутка, ответственность велика.

— А где-нибудь в России используется еще этот метод?

— Гипертермия локальная сейчас есть почти везде: опухоль нагревают локально и получают хорошие результаты. А общую гипертермию продолжают изучать и практикуют кроме Нижнего Новгорода еще в Новосибирске. Но там иначе — пациента нагревают в ванне: у этого есть и свои плюсы, и минусы.

— А вы как нагреваете?

— У нас высокочастотное поле. Как микроволновая печь, если говорить бытовым языком. На сегодня гипертермия в сочетании с химиотерапией — это самый эффективный метод лечения рака. Бывает, больного приводят к нам под руки, когда он уже на ногах не стоит. С метастазами, например, в позвоночник. А уходит такой больной от нас своими ногами. Как правило, обращаются к нам люди с IV стадией рака, которые уже получали лечение, перенесли операцию и много курсов химиотерапии. И на фоне химиотерапии появились новые метастазы. То есть приходят такие пациенты, которым не помогло традиционное лечение. В том числе в Израиле, в Германии. Мы берем таких больных и получаем отличный результат.

Если же говорить о больных, которые приходят впервые, то мы не сразу начинаем с операции, а сначала опухоль повреждаем, потом ее уменьшаем и только потом оперируем. Общая гипертермия — это, конечно, не панацея, но она является инструментом, с помощью которого удается сделать главное — повредить опухоль. И когда к нам приходит первичный больной (скажем, с раком молочной железы) с опухолью во II стадии, с метастазами или без, – мы делаем один сеанс лечения гипертермией с химиотерапией. Опухоль у 90 % пациентов уменьшается в размерах и уже через неделю не прощупывается при пальпировании. Это позволяет нам проводить операцию, не удаляя молочную железу: в этом случае достаточно радикальной резекции, во время которой удаляется и опухоль, и лимфатические узлы, в которых могут быть метастазы.

— Скольким людям удалось излечиться?

— Слово «излечиться», когда мы говорим об онкологии, использовать неуместно. Да, когда наши пациенты, которых мы вытаскивали буквально с того света, живут уже по 15–20 лет, иногда и самому хочется говорить, что я их вылечил. Иногда я вижу этих людей по телевизору — они известны. А была IV стадия рака с метастазами в печени, в кости. Помню, женщину одну показывали. Она рассказывала, как катается на лыжах в Хабарском. А у нее три позвонка были съедены метастазами! Рак молочной железы. Хочется сказать: излечена. Но не стоит так говорить. Можно говорить про грипп, что он излечен. Но в онкологии — нет.

— Давайте тогда поговорим о статистических показателях.

— При метастазах в печени, при раке желудка, раке прямой кишки, раке толстого кишечника, раке поджелудочной железы средняя продолжительность жизни больных шесть месяцев (даже после химиотерапии). Лечение нашим методом показывает пятилетнюю выживаемость более чем в 40 % случаев! Это очень здорово. При метастазах в кости, которые, как правило, дает рак молочной железы, средняя продолжительность ремиссии после лечения у нас — три года. А через три года у кого как. У кого-то наступает обострение болезни, у других болезнь может вообще больше не дать о себе знать.

— Правильно ли я понимаю, что метод помогает не при любой опухоли?

— Есть результаты наилучшие, есть наихудшие. Лучше всего мы лечим (по нисходящей) рак молочной железы, рак гортани (без операции обходится дело), рак почки, саркому мягких тканей, опухоль мочевого пузыря, рак прямой кишки, рак желудка и поджелудочной железы, рак печени. Вот основные локализации. Ну и хуже всего дается меланобластома в IV стадии, когда множество меланомных узлов.

— А опухоль головного мозга вы лечите?

— Нет, таких больных мы не берем. Это совсем другие опухоли. К тому же гипертермия при опухолях головного мозга может вызвать осложнения.

— В каких случаях еще вы еще отказываете?

— При тяжелых состояниях. Печеночная и почечная недостаточность. Когда тяжелая анемия. Но стараемся привести пациента в нормальное состояние. Это довольно легко сделать, потому что лекарственные препараты используются качественные, дорогие.

— Как изменилась стоимость препаратов за последние два года? Подорожали, наверное?

— Если честно, я не заметил, чтобы сильно подорожали. Гипертермия – это вообще-то антикризисный метод, потому что, как я уже говорил, вводится-то в два раз меньше доза химии, чем при традиционном лечении.

— Сколько стоит курс лечения гипертермией?

— Один курс, включая лекарства и пребывание в больнице, будет стоит в 20 раз дешевле, чем, например, в Германии.

— По моим сведениям, вы сотрудничали с нижегородскими физиками из НИРФИ (сейчас — ФГБНУ «Научно-исследовательский радиофизический институт»). Расскажите, чего удалось вам достичь в этом тандеме.

— Да, у нас были совместные исследования, диагностические разработки, которых нет нигде. Например, сонолюминесцентный метод диагностики рака — свечение плазмы крови. Работает блестяще! Берем из вены кровь. Пятиминутное исследование — и говорим, есть рак или нет. Будет ближайшие три года или нет. Кроме того, он позволяет оценить, эффективно мы пролечили больного или нет. Скажем, удалили мы всю опухоль или еще что-то осталось. Сам прибор сделало НПО «Квазар» — нижегородский оборонный завод.

— То есть вы еще и эту услугу можете оказать?

— Можем. Было бы желание. К сожалению, граждане в нашей стране привыкли обращаться ко врачу, когда уже совсем невмоготу станет. А если при этом еще и деньги надо заплатить… Но все-таки не надо забывать, что лечить рак в I стадии будет дешевле, чем в IV.

— Спасибо за информацию. Очень надеюсь, что она будет полезна читателям.

Добрый день, дорогие друзья.

Хочу поделиться с Вами впечатлениями и ощущениями после прохождения курса управляемой гипертермии в профильном институте в п. Ложок (Искитим) Новосибирской области.

Немного предыстории:

Мне 62 года. Ровно год назад в декабре 2016 года мне был поставлен диагноз рак, причем достаточно запущенной стадии (3В). В феврале 2017 года в Германии была проведена радикальная операцию по его удалению. Все прошло успешно, и послеоперационный период восстановления организма протекал без каких либо осложнений. Но (3В) стадия говорит сама за себя, а именно, что в окружающих тканях все, же остаются не удаленные «нехорошие» клетки, и они как ржавчина медленно, но неуклонно начинают размножаться и распространяться. Как следствие, через некоторое время неизбежно появление метастазов в других органах и тканях. У меня через полгода после операции так и произошло. Постепенно понемногу в крови стал нарастать титр ракового антигена, как следствие того, что злокачественные клетки остались и продолжили свою зловещую миссию. Что же делать? Задал я себе вопрос. Хирургия или лучевая терапия уже не годятся, так как нет первичного очага, который можно было бы вырезать или облучить. Химиотерапия? Ну, тут можно скорее получить некоторую «отсрочку» неблагоприятного исхода и то ценой отравления собственного организма и окончательного подавления защитных ресурсов (противоракового иммунитета), нежели выздоровления.

С учетом выше изложенного, я принял для себя решение участвовать в проекте с использованием общей гипертермии высокого уровня. Почему? А потому, что злокачественные клетки, несмотря на свою способность к безудержному росту являются незрелыми, а потому не обладают в отличие от нормальных клеток организма специализированными системами антитермической защиты. То есть, попросту говоря, высокая температура легко расправляется (убивает) раковые клетки где бы они не находились, при этом практически не повреждая нормальные. На этом фоне повышается иммунитет, улучшается функция жизненно важных органов и очищается весь организм.

Прошу прощения за столь пространное отвлечение, но медицинское образование и ученая степень мне позволяют это достаточно осмысленно сделать:)

После последнего сеанса прошло чуть более 10 дней. Чувствую я себя лет на 15- 20 помолодевшим. Все органы работают как «часы». Конечно, окончательные выводы буду делать, когда в январе сдам кровь и получу результаты анализа на раковый антиген, но у меня появилась глубочайшая уверенность в победе!!!!!:)

В следующем послании обязательно сообщу, что получилось. Ну, а пока огромная благодарность всему персоналу института от мала до велика за такой прекрасный, предновогодний подарок!

С наступающим Новым годом и Рождеством Христовым!!!

Всем Здоровья, Счастья и любви!!!

Как-то писал о применении гипертермии (искуственном перегревании организма с повышением температуры тела до 430С) в лечении вирусных заболеваний. И вот теперь прокуратура официально закрыла один из крупнейших центров по гипертермии в России.

Напомню, что в медицине гипертермия используется в основном как сенсибилизатор лучевого и химиотерепевтического воздействия на опухоль или метастазы опухолей. Технология имеет ограниченное распространение из-за высокой технической сложности и неясности механизмов воздействия на заболевание. В СССР пионером использования гипертермии в медицине являлся профессор Белюзек (Ленинград). Целая школа гипертермии была создана в Белорусском республиканском онкологическом центре. В России основными центрами лечебной гипертермии являются Н.Новгород, Новосибирск.

Вот как-раз Новосибирский центр гипертермии и закрыли. Подробнее об этом в изложении местного издания:

В течение нескольких лет частное медицинское предприятие «ХИТ Плюс» в Кольцово оказывало раковым больным и ВИЧ-инфицированным достаточно редкую медицинскую услугу под названием «гипертермия». Суть метода в том, что тело человека нагревали до температуры, когда, «свариваясь», начинают умирать «зараженные» клетки. А перед началом необратимых последствий, вызванных отмиранием уже «живых» клеток, больного начинали охлаждать до обычной температуры в 36,6 градусов. По некоторым данным, такое лечение было очень эффективным. Однако, как выяснилось после серии проверок, оказание такой медицинской услуги в принципе запрещено Минздравом, поэтому прокуратура Новосибирской области обязала медцентр срочно свернуть свою деятельность. Корреспондент НГС.НОВОСТИ выяснял, насколько действительно опасно быть сваренным заживо.

Что такое гипертермия? Дело в том, что при температуре 42 градуса в организме человека начинаются необратимые последствия: разрушается белок крови, стремительно и неизбежно развивается неуправляемый термический шок. При 43 градусах и выше человек умирает. И вот эта критическая температура, являющаяся гранью между жизнью и смертью, и оказалась в центре внимания врачей.

Оказывается, физиологические механизмы при такой температуре в здоровых тканях еще могут восстановиться при охлаждении до нормальной температуры, а вот клетки-мутанты, вредные микроорганизмы, бактерии и вирусы гибнут безвозвратно. В этом и заключается суть гипертермии. А чтобы отключить естественную терморегуляцию, которая позволяет поддерживать температуру тела в 36,6 градусов даже в ледяной воде или жаркой парилке, применяют специальный наркоз.

Нагревать за деньги нельзя. Как рассказал корреспонденту НГС.НОВОСТИ директор Сибирского научно-исследовательского института гипертермии в Новосибирске Алексей Сувернев, сейчас основные исследования по гипертермии не то что в России, а вообще в мире проводятся именно в его институте.

А вот не исследования, а непосредственно лечение гипертермией до недавней поры практиковали многие клиники по всей стране. Как правило, обращались в такие центры уже безнадежные больные, согласные на летальный исход в ходе процедуры.

Именно из-за внезапной смертности при гипертермии, а также потому, что методика является достаточно сложной и безопасна только в руках высококвалифицированных специалистов, Минздрав решил подстраховаться и запретил применять гипертермию как медицинскую услугу. Во всяком случае до тех пор, пока кто-либо научно не докажет эффективность метода при лечении онкологических патологий, ВИЧ, наркомании и других тяжелых заболеваний. А те клиники, которые все равно продолжали этим заниматься, попали под пресс прокуратуры. В том числе и «ХИТ плюс» в Кольцово.

Прогреться за 26 тысяч.
— Если больному с раковой опухолью понадобится пройти курс гипертермии, то ему никто не поможет? — спросил автор Алексея Сувернева.
— Мы поможем, только это будет называть не лечением, а участием в биомедицинском исследовании. Со всеми нужными расписками, на основании заключения этического комитета.

— Сколько стоит принять участие в исследовании?
— Мы же не оказываем услугу, поэтому и не можем брать деньги. Но у нас работает схема благотворительного пожертвования или целевого взноса.
— И сколько пациент обычно жертвует, чтобы стать участником эксперимента?
— В зависимости от конкретного случая. Но сама технология по затратам укладывается в 26–28 тысяч рублей. Вообще, конечно, напрягаться приходится очень сильно. Но я надеюсь, что здравый смысл восторжествует, и со временем мы легитимизируем гипертермию.

А кому это нужно? Несмотря на все неудачные многочисленные попытки гипертермологов занести их метод в реестр разрешенных медицинских услуг, они все равно не отчаиваются и продолжают нагревать людей. Врачи из других клиник, предпочитающие другие методы лечения онкологических больных, смотрят на эти попытки скептически.

«Мы тоже занимались гипертермией, но перестали это делать еще до изменения законодательства, которое требует, чтобы новые технологии регистрировались, — говорит заведующий клиническим отделением научно-клинического центра онкологии и неврологии «Биотерапия» в Новосибирске Игорь Литвинов. — Какой вообще смысл за нее так цепляться? Конечно, когда в 70-х ничего больше не было, гипертермия казалась чем-то революционным, но годы этого не подтвердили. Ни в одной европейской стране гипертермию не применяют. Ведь главное не как опухоль уменьшается при гипертермии, а насколько дольше человек живет — вот что самое главное в онкологии.

Так зачем держаться за «нагревание», если добиться увеличения жизни можно другими способами: менее травматичными и с меньшими осложнениями».

По мнению Игоря Литвинова, люди и клиники, которые, несмотря на существующее законодательство, продолжают заниматься гипертермией, «либо ничего другого не хотят, либо не могут. В результате и методику загробили, и себе ничего хорошего не сделали»

Андрей Ткачук, НГС, оригинал статьи — Вы все еще кипятите?.

Отдельный интерес представляют комментарии к статье на сайте издания. Люди рассказывают множество случаев из жизни, когда гипертермия спасала жизни.

Например, читатель с ником ilyaы пишет: «Зря они, так. Помню еще в году 2001 в одной из отделений реанимацей нашего города проводили гипертермическое лечение гепатита С, причем весьма успешно, люди шли по рекоммендациям тех кто вылечился от данного недуга. Все проводилось нелегально по ночам. Думал что к этому времени данную технологию лечение введут, но у нас все как всегда, все против человека. А ведь если чуток подраскинуть мозгами, то становится понятно, что при температуре 42-43 градуса, большинство вирусов, которые не поддаются лечению легальными методами, инактивируются.»

Другой читатетль с ником bas: «У меня дружище был с раком костной ткани. Благодаря кольцовским спецам, прожил года на три больше…»

Гипотермия

Вот и наступили долгожданные зимние праздники, которые обещают стать украшение целого полугодия. Люди ждут настоящего чуда, феерии и заводных игр на снегу. К сожалению, зимний сезон 2013-2014 годов далеко не всех может порадовать действительно классической новогодней погодой, в которую входит такая желанная снежная метель и приятно обжигающий северный ветер. Так как большинство жителей страны не может позволить себе дорогостоящий отпуск в горах, то приходится искать подобие настоящей зимы в обыденных условиях. И если праздничные атрибуты (оливье, мандарины, бенгальские огни…) можно без проблем достать в любом магазине, то за ощущением мороза и холода можно обратится к кинематографу. Благо что картин о не самой теплой поре было снято приличное количество и ценитель каждого жанра без проблем может найти для себя подходящее кино. Неплохо проявили себя и режиссеры фильмов ужасов и триллеров, подарившие нам такие замечательные картины, как «Нечто» и «Схватка». Однако действительно стоящий хоррор о зиме найти все-таки не так просто, несмотря на широкий выбор картин. И пересмотрев лучшие образцы зимних ужасов начинаешь обращать внимание на проекты низшего эшелона, к которым и относится картина 2010 года под названием «Гипотермия». Первое, чем привлекла меня картина безвестного режиссера Джеймса Феликса МакКенни, так это та самая зимняя тематика, столь необходимая под новогодние праздники, а также участие знаменитого актера Майкла Рукера в главной роли. Спору нет, Рукер довольно часто появляется в дешевых проектах категории «Б», коим и является «Гипотермия», но все же он имеет немалый вес в современном голливудском кино, участвуя во множестве крупных блокбастеров на вторых ролях.
Итак, сюжет фильма повествует нам об отдыхе среднестатистической семьи американцев, в которую входит глава семейства Рей (Рукер), его жена Хелен (Бланш Бейкер), сын Девид (Бенжамин Форстер), а также его подруга Джина (Эми Чанг). Герои выбрались на природу, в родной приозерный домик, расположенный за много километров от цивилизации. Рей, фанатичный любитель зимней рыбалки, отправляется вместе с родными на самую середину замерзшего озера в надежде на отличный улов. Только вот их единение с природой прерывает неожиданный визит шумных богатых отдыхающих в лице мистера Кота (Дон Вуд) и его взрослого сына Стива (Грег Финли). Кое-как уладив напряженную обстановку, героям приходится объединиться против кровожадного монстра, пробудившегося от подводной спячки и атакующего всех подряд как на льду, так и под водой и на суше…
Первая половина «Гипотермии» является данью уважения к зимней рыбалке. Вместе с героями мы словно попадаем на прекрасное замерзшее озеро, расположенное по середине безграничного леса и с нетерпением ждем поклевки, ради которой, собственно, и затевается весь поход. Также нам раскрывают сложные драматические отношения между Реем и Девидом, которые вновь затрагивают вечный конфликт между отцами и детьми, каждые из которых не собираются соглашаться с мыслями друг друга. Кроме того режиссер все-таки сумел накалить обстановку невидимой угрозой, которая следит за героями из под толщи льда, а затем не дает им покинуть озеро и добраться до спасительного автомобиля. К сожалению, вся магия происходящего полностью утрачивается с представлением самого хозяина карнавала, глубоководного монстра, которого лучше было бы вообще не показывать. Ну как можно было в 21 веке, когда за копейки возможно снять масштабное и эффектное кино, нарядить первого попавшегося мужчину в обтягивающий черный костюм в виде чешуи, на голову ему прилепить огромные не закрывающиеся глаза и резиновые, гнущиеся зубы! Как бы не старался режиссер вместе с оператором дергать камеру и смещать фокус, горе-монстр прекрасно виден зрителю и это самая большая проблема картины, которая критически балансирует на грани трэша. Также не может не смешить изрядно устаревший прием, когда нам показывают картинку глазами монстра. А вот на этом создатели фильма спекулировали не раз. Размытое красноватое зрение, выглядывающее изо льда, из окна, из-за кустов. Не знаю кого это могло бы поразить, но надоесть может довольно скоро.
Конечно же самые интересные моменты фильма, это развитие отношений между главными героями и их новоприбывшими соседями по рыбалке. Также интересно наблюдать за напряженными сценами, когда герои строят свою оборону на льду без визуального контакта с монстром. Но когда в кадр попадает чудовище, то «Гипотермия» превращается в черную комедию, которой все-таки быть не должна. Благо что сцен с монстром не так много, как могло было быть. Потому не могу стопроцентно рекомендовать этот фильм любителям жанра, но ради разнообразия или из-за отсутствия альтернативы, глянуть «Гипотермию», наверное, можно.
5 из 10

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *