КРОТ В ГОРОДЕ

Иллюстрации: Зденек Милер

Перевод на русский язык: И. Гусева, Е. Рулина

Далеко, очень далеко от шума, дыма и мусора в краю, где светит ясное солнце, а по утрам на землю опускается душистая роса, простирается огромный лес. Поют в нем птицы, порхают бабочки и живут зверюшки, которым лес дает все, что надо для жизни. Ведь без них ему было бы грустно и одиноко.

Если вы заметите на полянке Крота, стоит лишь немного подождать, как рядом с ним появятся Ёжик с Зайцем. Если же вам повстречается Ёжик — знайте, что поблизости находятся Заяц или Крот. Потому что Крот, Ёжик и Заяц — давно уже верные друзья. Когда они вместе, им ничего не страшно, и мир кажется прекрасным.

Однажды утром Крот с Ёжиком лакомились земляникой и поджидали Зайца, который бродил неизвестно где. Неожиданно лес странно зашумел, ветви деревьев задрожали и спугнули тысячи птиц, которые стали метаться между деревьями. Сначала друзья подумали, что начинается гроза, но вскоре поняли, что это не так. Земля сотрясалась все сильнее. Что бы это значило? Ёжик лег на траву и приложил ушко к земле.

— Послушай, какой странный гул, — сказал он Кроту. — Мне это совсем не нравится!

И в самом деле, под землей слышались гул и грохот, которые все приближались к ним. Из муравейника начали выбегать растревоженные муравьи, они спешили куда-нибудь спрятаться. Пытаясь поспеть за ними, что есть духу полз червяк.

— Бегите отсюде скорее! — кричал он всем. — Оно надвигается на нас, об этом сказала сойка!

— Мы должны дождаться Зайца. — объяснил ему Крот. — Он ведь будет искать нас здесь.

Они стояли на том же месте и с нетерпением высматривали своего друга. Наконец Заяц появился! Он стремительно несся к ним, продираясь сквозь кустарник, и в один прыжок скрылся в дупле старого дерева, где жил всю жизнь.

— Что это с ним? — испугался Ёжик.

— Можно подумать что он с нами и незнаком вовсе, — удивился Крот. — Пошли к нему.

Они постучали по дереву:

— Заяц, это мы, что случилось?

Заяц высунул из дупла перепуганную мордочку:

— По-по-погодите, сейчас у-у-у-увидите, — заикался ушастый и показывал вперед — По-посмотритe! Уже приближается…

И вправду зрелище было страшное. Деревья одно за другим падали на землю, словно их косила какая-то огромная коса. Машины с ревом продирались вперед и уничтожали все на своем пути.

В траве мелькнула испуганная мышь со своими мышатами.

— Что же вы здесь торчите, — пискнула она. — Ждете, пока вас проглотят эти чудовища?

А трое друзей беспомощно наблюдали, как лес на их глазах превращался в голую равнину. От рева моторов и завывания пил у них противно гудело в ушах. Когда упало последнее дерево, звуки начали постепенно удаляться и, наконец, затихли.

Неожиданно наступившая тишина показалась зверюшкам еще более зловещей, чем оглушительный вой машин. Куда ни посмотришь — всюду безжизненная пустота. Остались лишь одни пни да поваленные деревья, мертвые бревна, которые еще утром были лесом, переполненным жизнью. И от старого дерева, в котором жил Заяц, остались лишь спиленный ствол да пенек.

— Мы остались тут совсем одни? — всхлипнул Крот.

Заяц свесил уши и расплакался.

— Перестань реветь, слезами горю не поможешь, — взял себя в руки Крот. — Пока мы вместе, с нами ничего не случится!

Только друзья пришли в себя, как загромыхали новые машины. Они приехали, чтобы отвезти срубленные деревья.

— Куда же нам теперь спрятаться от дождя? Где нам теперь играть в прятки? Где нам найти прохладную тень, если нам будет жарко? — причитали зверюшки и, вспомнив о родном лесе, заплакали.

Вдруг раздалось урчание мотора откуда-то сверху.

— Это опять они! — закричал Заяц. — Они летать научились!

— Нам надо спрятаться, — задрожал Ёжик и свернулся клубочком. — Сидите тихо, может, нас и не заметят.

— Ну чего вы опять испугались, — сказал Крот. — Ведь это всего-навсего вертолет, который иногда летал над нашим лесом.

Тем временем машина уже приземлилась между пнями, мотор заглох.

Дверцы вертолета открылись, на ступеньках трапа появились музыканты. Тишину нарушили громкие звуки бравурного марша. Следом за музыкантами вышли празднично одетые мужчины в шляпах. У одного из них, который выглядел особенно важно, были белые усы и борода, он лично вез тележку с большим прямоугольным камнем. За ним следовал еще один с молотком в руке. Третий нес бутылку шампанского.

Теперь наши друзья уже с интересом наблюдали за музыкантами, которые расположились между пнями, продолжая наигрывать торжественные марши.

Наконец музыка стихла и люди занялись камнем. Сначала они сняли его с тележки, положили на землю, в потом все по очереди постучали по нему молотком. После этого самый важный из них, с бородой, произнес над камнем речь.

И как только он ее закончил, третий поднял бутылку и с размаху разбил ее о камень! Брызнул фонтан шипучей жидкости, что людей почему-то очень развеселило.

— Да здравствует будущий город! — воскликнули они.

— Они сказали, что здесь будет город! — в ужасе вскричал Крот.

И церемония, которую наши друзья еще минуту назад наблюдали с таким интересом, совершенно перестала их забавлять.

Музыканты еще раз сыграли туш и в наступившей тишине люди услышали нечто похожее на сдерживаемые рыдания. И тут же они увидели на пне дрожащих от страха трех зверюшек. Люди в недоумении переглянулись.

— Откуда они здесь взялись? — пожал плечами человек с молотком. — Ведь здесь теперь животным делать нечего!

— Подойдемте к ним. Надо объяснить этим чудакам, что они должны уйти отсюда, — решительно заявил белобородый.

Они подошли к пеньку, но зверюшки обиженно отвернулись от них. Один из троих прилетевших обошел пень и сказал им:

— Больше вам здесь оставаться нельзя, вам придется лететь с нами…

Друзья на него даже не взглянули.

Люди наконец поняли, что уговорить зверюшек им не удастся и всерьез задумались, как быть. Потом один из них написал что-то на листке бумаги, поставил печати, а все остальные эту бумагу подписали.

— Мы оставляем вам очень важный документ, — сказал бородатый. — Если вы хотите жить здесь дальше, не теряйте его! — И он протянул бумагу приятелям.

Хана Доскочилова КРОТ И ЗЕЛЕНАЯ ЗВЕЗДА

Художник: Зденек Милер

Проспал Крот всю зиму, и снились ему самые красивые сны. Сначала в крапинку — о звездочках на небе, а потом в цветочек — о цветущем луге. И такой от этого луга во сне запах шел, что Крот проснулся.

Он сел, потянулся и зевнул во весь рот. Но что это? Запах не пропадает. В подземных комнатах пахнет чудесно и приятно — так, как пахнет глина под дождем и вымытое солнышко, и немножко как мед из одуванчиков и первые сережки на вербе.

— Ой, чуть весну не проспал! — всполошился Крот, и дома ему уже не сиделось. Бегом-бегом выбрался он через дымоход на косогор у леса, чтобы порадоваться весне.

Н-да, порадовался… Куда ни кинешь взгляд, только и видно повсюду, что весеннюю генеральную уборку. Птички-невелички подметают свое гнездышко, лягушки чистят ручеек, а длинноухий заяц сметает с тропинки прошлогодний сор. И стоило только ему на глаза попасться Кроту, как он тут же на него закричал:

— Эй, Крот, а ты чего по сторонам глазеешь? Неужто у себя в доме уже прибрался?

— Уж и полюбоваться нельзя, — сказал Крот и снова спрятался под землю.

А там — ну и зрелище! Постель не застелена, пол весь запачкан, а в каждом углу — куча мусора. Работы Кроту — по горло до самого вечера.

Наконец все убрано, вычищено и вымыто. Теперь спокойно можно и длинноухого позвать — пусть придет полюбуется!

Можно? Да нет, конечно. Как бы он сюда вошел?

«Вот бы комнатка у меня чуть побольше была, — размышлял Крот. — А еще лучше — намного больше!»

И давай стучать лопатой, так что аж глина во все стороны полетела. Ничто не остановит Крота — даже этот огромный булыжник на потолке.

«Подобру уйдешь, или взять на тебя кирку?»

Кирки булыжник испугался — оборвался с потолка и ухнул наземь. Крот еле в сторону успел отскочить. Его засыпало дождем мелких камешков, и немало прошло времени, прежде чем он выбрался из-под этой кучи.

Протер глаза — ну и ну, натворил дел, так натворил! Сквозь дырку в потолке мерцают звездочки и потешаются над Кротом.

Булыжник же раскололся пополам, а сверху… что это там на нем блестит?

Зеленый камушек.

Крот вытер с камушка пыль, и тот засветился, словно огонек. Как светлячок или гнилушка в лесу.

О дыре в крыше Крот и думать забыл. Сидит — играет камушком, пускает по стенам зайчики и радуется, что нашел такой клад. Найти клад — большая радость. Но если б ей можно было с кем-нибудь поделиться, она бы стала еще больше! Вот только с кем?

На косогоре под лесом уже ночь, все давно спят… а звездочки? Они Кроту не подходят.

— Только и умеете себе, что хихикать, — и больше ничего. А ни одной зеленой среди вас нету!

Только он это сказал, как в голове у него словно рассвело: это — мысль! Вот бы и впрямь! Если б его камушек загорел на небе, то стал бы там самой красивой звездой. Крот узнавал бы ее с первого взгляда, да и все, кто захочет, смогли бы ей любоваться. И другие кроты, и все зайцы, и лягушки в камышах, и птички-невелички. Только вот как отнести зеленый камушек на небо? Как это выполнить, как сделать?

До звезд Кроту не добраться — куда там! Разве что… разве что построить на косогоре под лесом высокую-превысокую башню.

Трудится Крот, возится, камешек на камешек прилаживает, один на другой. И вот — полюбуйтесь, уже готова высокая башенка!

Крот поднял зеленый камушек вверх и… не достает, много еще не достает до неба. Даже если встать на цыпочки.

Тут, ко всему прочему, у Крота онемела лапка, и он упал… а вслед за ним с оглушительным грохотом свалилась и каменная башенка. Все жители косогора вмиг очутились на ногах:

— Как уснешь при таком грохоте!

— Не ругайтесь, я нечаянно, — оправдывался Крот. — Я хочу посадить на небо зеленую звездочку, а это не так-то просто.

— Погоди, мы тебе поможем, — сказал добряк ушастый заяц и свистнул лягушкам из ручейной заводи.

— Не ругайтесь, я нечаянно, — оправдывался Крот. — Я хочу посадить на небо зеленую звездочку, а это не так-то просто.

— Погоди, мы тебе поможем, — сказал добряк ушастый заяц и свистнул лягушкам из ручейной заводи.

Те тут же прискакали. Лягушка на лягушку, ловко одна на другую — и зеленый камушек переходит из рук в руки, все выше и выше.

Самая маленькая лягушка уже с камушком без малого в десяти пядях над землей, но проку мало. До звезд еще дальняя-предальняя даль, а лягушек в заводи больше нет.

Что же делать?

— Не печалься, Крот. Есть ведь еще мы! — откликнулись из гнезда в ветвях птички-невелички.

— Неужто и вправду сможете отнести мою зеленую звездочку до самого неба?

— Да она бы уже давно там была, — хорохорятся птички-невелички.

Что же делать?

— Не печалься, Крот. Есть ведь еще мы! — откликнулись из гнезда в ветвях птички-невелички.

— Неужто и вправду сможете отнести мою зеленую звездочку до самого неба?

— Да она бы уже давно там была, — хорохорятся птички-невелички.

Сороке все неймется, она все покрикивает на них без перерыва, без передышки — и птичкам-невеличкам стоит большого труда, чтоб не раскрывать свои клювики.

Когда кротова звезда выпала у них раз в десятый, их крылышки растратили последнюю силу, и им еле-еле хватило мочи долететь домой до гнезда.

— Ничего не поделаешь, Крот, давай отложим до завтра, — сказал длинноухий заяц. Он отправил лягушек назад в заводь, а сам тоже пошел спать. Крот чуть не разревелся от обиды…

А сорока тут как тут, улучила момент. Слетела к Кроту в травку и завела:

— Видишь, Крот, видишь, какие у тебя друзья — спокойно пошли спать, а для тебя и пальцем не шевельнут.

— Не болтай зря, — проворчал Крот. — Все равно, это ты во всем виновата! Не мешала бы птичкам, так все бы по-другому вышло.

— Да как у тебя только язык повернулся! Я, добрая старуха, стараюсь тут ради тебя… Ну, что уставился? Я как раз сейчас лечу на небо и могла бы захватить с собой и зеленый камушек. Но раз ты не хочешь…

— Хочу! — выпалил Крот. — Очень-очень, только…

— Никаких «только». Закрывай глаза, давай сюда камушек — а когда досчитаешь до тысячи, он уже будет сиять на небе. Только чур — не жульничать!

Крот поверил сороке.

Ждет в папоротнике — глаза словно на ключик замкнуты — и считает, считает… Считать он умеет только до пяти. Дальше все время сбивается, приходится начинать все заново и заново… а время летит.

— Тысяча! — сказал он наконец и раскрыл глаза.

Но зеленой звезды на небе не было. Как и остальных звезд, потому что стоял ясный день и вовсю светило солнышко.

Чем же дело кончилось?

Крот помчался к вербе — расспросить обо всем сороку.

Сорока была дома, из гнезда торчал ее черный хвост, но на крики Крота стало вдруг тихо-тихо.

— Ты отзовешься или нет? — заголосил Крот и вдруг сердце у него так и замерло. А что если сорока его провела? Вдруг она зеленую звездочку бог знает куда задевала?

Не теряя больше ни минуты, он стал карабкаться изо всех сил по корявому стволу вербы к сорочьему гнезду.

Батюшки, сколько там всего! Как в ларьке на ярмарке. Зеркальца и цепочки, стеклышки, бусинки на шнурочках…

… а из самого темного уголка блеснул на Крота знакомый зеленый огонек.

Как тебе не стыдно, сорока, зачем так делаешь? Этого тебе лесные жители ни за что не простят!

Вот уже летит сюда с криком стайка птичек-невеличек, гонят сороку-воровку — аж за седьмой лес.

Крот обрадовался, что вернул себе клад, а о сороке и не вспоминает. А так как он целую ночь не спал, напала на него великая дремота. Притулился он в сорочьем гнезде с зеленым камушком в лапках и спит, спит, спит…

Когда же он проснулся, то снова стояла ночь и над лесом светили звезды.

— Никогда не бывать среди них моей, — вздохнул Крот.

Он загрустил, и на камушек упала слезинка.

В этот самый момент на небо выплыл серебристый серпик месяца.

Крот махнул ему лапкой и печально сказал:

— Жалко, что ты не ближе. А то мог бы взять с собой на небо камушек!

Месяц остановился на своем пути и медленно начал опускаться, все ниже и ниже, пока не коснулся кончиком сорочьего гнезда.

Это было как во сне или в сказке. Крот с зеленым камушком в лапках вошел в лодочку месяца, которая серебрянно зазвенела и повезла его по небу от звезды к звезде…

Здесь их тысяча, тысяча раз по тысяче и еще намного больше, и у каждой на небе свое место.

«Куда бы поместить камушек?» — думает Крот, как вдруг мимо пролетела шаловливая звезда. В небе от нее осталось пустое место, словно созданное под камушек Крота.

Месяц тоже это заметил и направился прямо туда.

Он подождал, пока Крот приладит как следует зеленый камушек, пока он его еще раз напоследок погладит, и только потом повернул свой серебряный руль и поплыл с Кротом по темно-синему небу от звезды к звезде назад домой.

Над косогором у леса он его аккуратно высадил и тотчас скорей-скорей вернулся на свой ночной путь в усыпанном звездами небе.

— Спасибо тебе, месяц. Сто раз спасибо! — крикнул ему вслед Крот и не мог дождаться — разбудил всех соседей и показал всем это диво.

Ушастый заяц, птички-невелички и лягушки из заводи под вербой уже долго сидят на пригорке, как среди бела дня, и с изумлением смотрят на зеленую звезду. Ведь такая на всем небе — одна… И самая красивая!

По крайней мере, так считает Крот.

КРОТ В ГОРОДЕ

Иллюстрации: Зденек Милер

Перевод на русский язык: И. Гусева, Е. Рулина

Далеко, очень далеко от шума, дыма и мусора в краю, где светит ясное солнце, а по утрам на землю опускается душистая роса, простирается огромный лес. Поют в нем птицы, порхают бабочки и живут зверюшки, которым лес дает все, что надо для жизни. Ведь без них ему было бы грустно и одиноко.

Если вы заметите на полянке Крота, стоит лишь немного подождать, как рядом с ним появятся Ёжик с Зайцем. Если же вам повстречается Ёжик — знайте, что поблизости находятся Заяц или Крот. Потому что Крот, Ёжик и Заяц — давно уже верные друзья. Когда они вместе, им ничего не страшно, и мир кажется прекрасным.

Однажды утром Крот с Ёжиком лакомились земляникой и поджидали Зайца, который бродил неизвестно где. Неожиданно лес странно зашумел, ветви деревьев задрожали и спугнули тысячи птиц, которые стали метаться между деревьями. Сначала друзья подумали, что начинается гроза, но вскоре поняли, что это не так. Земля сотрясалась все сильнее. Что бы это значило? Ёжик лег на траву и приложил ушко к земле.

— Послушай, какой странный гул, — сказал он Кроту. — Мне это совсем не нравится!

И в самом деле, под землей слышались гул и грохот, которые все приближались к ним. Из муравейника начали выбегать растревоженные муравьи, они спешили куда-нибудь спрятаться. Пытаясь поспеть за ними, что есть духу полз червяк.

— Бегите отсюде скорее! — кричал он всем. — Оно надвигается на нас, об этом сказала сойка!

— Мы должны дождаться Зайца. — объяснил ему Крот. — Он ведь будет искать нас здесь.

Они стояли на том же месте и с нетерпением высматривали своего друга. Наконец Заяц появился! Он стремительно несся к ним, продираясь сквозь кустарник, и в один прыжок скрылся в дупле старого дерева, где жил всю жизнь.

— Что это с ним? — испугался Ёжик.

— Можно подумать что он с нами и незнаком вовсе, — удивился Крот. — Пошли к нему.

Они постучали по дереву:

— Заяц, это мы, что случилось?

Заяц высунул из дупла перепуганную мордочку:

— По-по-погодите, сейчас у-у-у-увидите, — заикался ушастый и показывал вперед — По-посмотритe! Уже приближается…

И вправду зрелище было страшное. Деревья одно за другим падали на землю, словно их косила какая-то огромная коса. Машины с ревом продирались вперед и уничтожали все на своем пути.

В траве мелькнула испуганная мышь со своими мышатами.

— Что же вы здесь торчите, — пискнула она. — Ждете, пока вас проглотят эти чудовища?

А трое друзей беспомощно наблюдали, как лес на их глазах превращался в голую равнину. От рева моторов и завывания пил у них противно гудело в ушах. Когда упало последнее дерево, звуки начали постепенно удаляться и, наконец, затихли.

Неожиданно наступившая тишина показалась зверюшкам еще более зловещей, чем оглушительный вой машин. Куда ни посмотришь — всюду безжизненная пустота. Остались лишь одни пни да поваленные деревья, мертвые бревна, которые еще утром были лесом, переполненным жизнью. И от старого дерева, в котором жил Заяц, остались лишь спиленный ствол да пенек.

— Мы остались тут совсем одни? — всхлипнул Крот.

Заяц свесил уши и расплакался.

— Перестань реветь, слезами горю не поможешь, — взял себя в руки Крот. — Пока мы вместе, с нами ничего не случится!

Только друзья пришли в себя, как загромыхали новые машины. Они приехали, чтобы отвезти срубленные деревья.

— Куда же нам теперь спрятаться от дождя? Где нам теперь играть в прятки? Где нам найти прохладную тень, если нам будет жарко? — причитали зверюшки и, вспомнив о родном лесе, заплакали.

Вдруг раздалось урчание мотора откуда-то сверху.

— Это опять они! — закричал Заяц. — Они летать научились!

— Нам надо спрятаться, — задрожал Ёжик и свернулся клубочком. — Сидите тихо, может, нас и не заметят.

— Ну чего вы опять испугались, — сказал Крот. — Ведь это всего-навсего вертолет, который иногда летал над нашим лесом.

Тем временем машина уже приземлилась между пнями, мотор заглох.

Дверцы вертолета открылись, на ступеньках трапа появились музыканты. Тишину нарушили громкие звуки бравурного марша. Следом за музыкантами вышли празднично одетые мужчины в шляпах. У одного из них, который выглядел особенно важно, были белые усы и борода, он лично вез тележку с большим прямоугольным камнем. За ним следовал еще один с молотком в руке. Третий нес бутылку шампанского.

Теперь наши друзья уже с интересом наблюдали за музыкантами, которые расположились между пнями, продолжая наигрывать торжественные марши.

Наконец музыка стихла и люди занялись камнем. Сначала они сняли его с тележки, положили на землю, в потом все по очереди постучали по нему молотком. После этого самый важный из них, с бородой, произнес над камнем речь.

И как только он ее закончил, третий поднял бутылку и с размаху разбил ее о камень! Брызнул фонтан шипучей жидкости, что людей почему-то очень развеселило.

— Да здравствует будущий город! — воскликнули они.

— Они сказали, что здесь будет город! — в ужасе вскричал Крот.

И церемония, которую наши друзья еще минуту назад наблюдали с таким интересом, совершенно перестала их забавлять.

Музыканты еще раз сыграли туш и в наступившей тишине люди услышали нечто похожее на сдерживаемые рыдания. И тут же они увидели на пне дрожащих от страха трех зверюшек. Люди в недоумении переглянулись.

— Откуда они здесь взялись? — пожал плечами человек с молотком. — Ведь здесь теперь животным делать нечего!

— Подойдемте к ним. Надо объяснить этим чудакам, что они должны уйти отсюда, — решительно заявил белобородый.

Они подошли к пеньку, но зверюшки обиженно отвернулись от них. Один из троих прилетевших обошел пень и сказал им:

— Больше вам здесь оставаться нельзя, вам придется лететь с нами…

Друзья на него даже не взглянули.

Люди наконец поняли, что уговорить зверюшек им не удастся и всерьез задумались, как быть. Потом один из них написал что-то на листке бумаги, поставил печати, а все остальные эту бумагу подписали.

— Мы оставляем вам очень важный документ, — сказал бородатый. — Если вы хотите жить здесь дальше, не теряйте его! — И он протянул бумагу приятелям.

Друзья однако не двинулись с места, а на документ даже не взглянули. Человек положил бумагу на пень и вернулся к остальным. Они уже ждали его у трапа. Вертолет улетел, и только тогда наши приятели начали с любопытством рассматривать бумажку, исчирканную всякими там буквами и опечатанную всякими печатями. Они вертели бумагу в лапках и хмурились, с недоверием разглядывая непонятные каракули и ничего не значащие для них печати.

Через несколько дней они снова услышали гул моторов. На этот раз машины были еще мощнее и работали с ужасающим ревом. Выстроившись в один ряд, они все одновременно двинулись вперед. С жутким воем машины вступали в бой со всем, что встречалось на их пути: переворачивали комья глины, одним махом выкорчевывали пни из земли и заодно расщепляли их. Прижавшись друг к другу, друзья с тревогой ждали, что будет дальше. И тут Заяц вспомнил про документ, который им дали важные люди, и начал отчаянно размахивать бумагой.

Машина, проезжавшая мимо, остановилась, и из нее выскочил водитель.

— Что это вы тут делаете? Кто вас сюда привел? — удивился он.

— Никто. Мы здесь живем, — сказал Крот. — Потому что мы здесь родились.

Шофер взял документ и стал читать. Он то улыбался, то бубнил себе что-то под нос и качал головой.

— Ладно, я все устрою, можете на меня положиться, — сказал он наконец, отдал честь и вернулся к машине.

Бульдозеры, завывая, продолжали свою работу, но к пню наших приятелей ни один из них уже не смел приблизиться.

— Урраа! Да здравствует документ! — радовались друзья. — Он нас спас! Теперь-то уж нас никто не тронет!

Местность вокруг преображалась на глазах. Десятки самосвалов привозили и сваливали тысячи кирпичей, мешки с цементом, панели и еще много удивительных вещей, которые наши друзья видели впервые в жизни. Появились и кухни на колесах, и санитарная машина. Прораб стройки распорядился было снести пень, но, после ознакомления с документом, извинился и сказал, что все в порядке. Больше наших зверюшек никто не трогал

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *