Теплый хлеб

Порекомендовать к прочтению:

Страницы: 1 2 3

Когда кавалеристы проходили через деревню Бережки, немецкий снаряд разорвался на околице и ранил в ногу вороного коня.

Командир оставил раненого коня в деревне, а отряд ушёл дальше, пыля и позванивая удилами, — ушёл, закатился за рощи, за холмы, где ветер качал спелую рожь.

Коня взял к себе мельник Панкрат. Мельница давно не работала, но мучная пыль навеки въелась в Панкрата. Она лежала серой коркой на его ватнике и картузе. Из-под картуза посматривали на всех быстрые глаза мельника. Панкрат был скорый на работу, сердитый старик, и ребята считали его колдуном.

Панкрат вылечил коня. Конь остался при мельнице и терпеливо возил глину, навоз и жерди — помогал Панкрату чинить плотину.

Панкрату трудно было прокормить коня, и конь начал ходить по дворам побираться. Постоит, пофыркает, постучит мордой в калитку, и, глядишь, ему вынесут свекольной ботвы, или чёрствого хлеба, или, случалось даже, сладкую морковку.

По деревне говорили, что конь ничей, а вернее — общественный, и каждый считал своей обязанностью его покормить.

К тому же конь — раненый, пострадал от врага.

Жил в Бережках со своей бабкой мальчик Филька, по прозвищу «Ну Тебя». Филька был молчаливый, недоверчивый, и любимым его выражением было: «Да ну тебя!». Предлагал ли ему соседский мальчишка походить на ходулях или поискать позеленевшие патроны, Филька отвечал сердитым басом: «Да ну тебя! Ищи сам!».

Когда бабка выговаривала ему за неласковость, Филька отворачивался и бормотал: «Да ну тебя! Надоела!».

Зима в этот год стояла тёплая. В воздухе висел дым. Снег выпадал и тотчас таял. Мокрые вороны садились на печные трубы, чтобы обсохнуть, толкались, каркали друг на друга. Около мельничного лотка вода не замерзала, а стояла чёрная, тихая, и в ней кружились льдинки.

Панкрат починил к тому времени мельницу и собирался молоть хлеб, — хозяйки жаловались, что мука кончается, осталось у каждой на два-три дня, а зерно лежит немолотое.

В один из таких тёплых серых дней раненый конь постучал мордой в калитку к Филькиной бабке. Бабки не было дома, а Филька сидел за столом и жевал кусок хлеба, круто посыпанный солью.

Филька нехотя встал, вышел за калитку. Конь переступил с ноги на ногу и потянулся к хлебу. «Да ну тебя! Дьявол!» — крикнул Филька и наотмашь ударил коня по губам. Конь отшатнулся, замотал головой, а Филька закинул хлеб далеко в рыхлый снег и закричал:

— На вас не напасёшься, на христорадников! Вон твой хлеб! Иди копай его мордой из-под снега! Иди копай!

И вот после этого злорадного окрика и случились в Бережках те удивительные дела, о каких и сейчас люди говорят, покачивая головами, потому что сами не знают, было ли это или ничего такого и не было.

Слеза скатилась у коня из глаз. Конь заржал жалобно, протяжно, взмахнул хвостом, и тотчас в голых деревьях, в изгородях и печных трубах завыл, засвистел пронзительный ветер, вздул снег, запорошил Фильке горло.

Филька бросился обратно в дом, но никак не мог найти крыльца — так уже мело кругом и хлестало в глаза.

Летела по ветру мёрзлая солома с крыш, ломались скворечни, хлопали оторванные ставни. И всё выше взвивались столбы снежной пыли с окрестных полей, неслись на деревню, шурша, крутясь, перегоняя друг друга.

Филька вскочил наконец в избу, припёр дверь, сказал: «Да ну тебя!» — и прислушался. Ревела, обезумев, метель, но сквозь её рев Филька слышал тонкий и короткий свист — так свистит конский хвост, когда рассерженный конь бьёт им себя по бокам.

Метель начала затихать к вечеру, и только тогда смогла добраться к себе в избу от соседки Филькина бабка. А к ночи небо зазеленело, как лёд, звёзды примёрзли к небесному своду, и колючий мороз прошёл по деревне. Никто его не видел, но каждый слышал скрип его валенок по твёрдому снегу, слышал, как мороз, озоруя, стискивал толстые брёвна в стенах, и они трещали и лопались.

Бабка, плача, сказала Фильке, что наверняка уже замёрзли колодцы и теперь их ждёт неминучая смерть. Воды нет, мука у всех вышла, а мельница работать теперь не сможет, потому что река застыла до самого дна.

Филька тоже заплакал от страха, когда мыши начали выбегать из подпола и хорониться под печкой в соломе, где ещё оставалось немного тепла. «Да ну вас! Проклятые!» — кричал он на мышей, но мыши всё лезли из подпола. Филька забрался на печь, укрылся тулупчиком, весь трясся и слушал причитания бабки.

— Сто лет назад упал на нашу округу такой же лютый мороз, — говорила бабка. — Заморозил колодцы, побил птиц, высушил до корня леса и сады. Десять лет после того не цвели ни деревья, ни травы. Семена в земле пожухли и пропали. Голая стояла наша земля. Обегал её стороной всякий зверь — боялся пустыни.

Страницы: 1 2 3

Поделитесь ссылкой на сказку с друзьями:Поставить книжку к себе на полку
Находится в разделе: Рассказы и сказки Паустовского К.Г., Сказки с картинками

Страница 3 из 3

Мальчишки стащили треухи и прокричали «ура». Панкрат говорил, что если бы не тёплый ветер, то, пожалуй, и не обколоть бы лёд ребятам и старикам.

А сорока сидела на раките над плотиной, трещала, трясла хвостом, кланялась на все стороны и что-то рассказывала, но никто, кроме ворон, её не понял. А сорока рассказывала, что она долетела до тёплого моря, где спал в горах летний ветер, разбудила его, натрещала ему про лютый мороз и упросила его прогнать этот мороз, помочь людям.

Ветер будто бы не осмелился отказать ей, сороке, и задул, понёсся над полями, посвистывая и посмеиваясь над морозом. И если хорошенько прислушаться, то уже слышно, как по оврагам под снегом бурлит-журчит тёплая вода, моет корни брусники, ломает лёд на реке.

Всем известно, что сорока – самая болтливая птица на свете, и потому вороны ей не поверили – покаркали только между собой, что вот, мол, опять завралась старая.

Так до сих пор никто и не знает, правду ли говорила сорока, или всё это она выдумала от хвастовства. Одно только известно, что к вечеру лёд треснул, разошёлся, ребята и старики нажали – и в мельничный лоток хлынула с шумом вода.

Старое колесо скрипнуло – с него посыпались сосульки – и медленно повернулось. Заскрежетали жернова, потом колесо повернулось быстрее, ещё быстрее, и вдруг вся старая мельница затряслась, заходила ходуном и пошла стучать, скрипеть, молоть зерно.

Панкрат сыпал зерно, а из-под жернова лилась в мешки горячая мука. Женщины окунали в неё озябшие руки и смеялись.
По всем дворам кололи звонкие берёзовые дрова. Избы светились от жаркого печного огня. Женщины месили тугое сладкое тесто. И всё, что было живого в избах, – ребята, кошки, даже мыши, – всё это вертелось около хозяек, а хозяйки шлёпали ребят по спине белой от муки рукой, чтобы не лезли в самую квашню и не мешались.
Ночью по деревне стоял такой запах тёплого хлеба с румяной коркой, с пригоревшими к донцу капустными листьями, что даже лисицы вылезли из нор, сидели на снегу, дрожали и тихонько скулили, соображая, как бы словчиться стащить у людей хоть кусочек этого чудесного хлеба.
На следующее утро Филька пришёл вместе с ребятами к мельнице. Ветер гнал по синему небу рыхлые тучи и не давал им ни на минуту перевести дух, и потому по земле неслись вперемежку то холодные тени, то горячие солнечные пятна.
Филька тащил буханку свежего хлеба, а совсем маленький мальчик Николка держал деревянную солонку с крупной жёлтой солью. Панкрат вышел на порог, спросил:
– Что за явление? Мне, что ли, хлеб-соль подносите? За какие такие заслуги?
– Да нет! – закричали ребята.– Тебе будет особо. А это раненому коню. От Фильки. Помирить мы их хотим.
– Ну что ж, – сказал Панкрат. – Не только человеку извинение требуется. Сейчас я вам коня представлю в натуре.
Панкрат отворил ворота сарая, выпустил коня. Конь вышел, вытянул голову, заржал – учуял запах свежего хлеба. Филька разломил буханку, посолил хлеб из солонки и протянул коню. Но конь хлеба не взял, начал мелко перебирать ногами, попятился в сарай. Испугался Филька. Тогда Филька перед всей деревней громко заплакал. Ребята зашептались и притихли, а Панкрат потрепал коня по шее и сказал:
– Не пужайся, Мальчик! Филька – не злой человек. Зачем же его обижать? Бери хлеб, мирись!

Конь помотал головой, подумал, потом осторожно вытянул шею и взял, наконец, хлеб из рук Фильки мягкими губами. Съел один кусок, обнюхал Фильку и взял второй кусок. Филька ухмылялся сквозь слёзы, а конь жевал хлеб, фыркал. А когда съел весь хлеб, положил голову Фильке на плечо, вздохнул и закрыл глаза от сытости и удовольствия.

Все улыбались, радовались. Только старая сорока сидела на раките и сердито трещала: должно быть, опять хвасталась, что это ей одной удалось помирить коня с Филькой. Но никто её не слушал и не понимал, и сорока от этого сердилась всё больше и трещала как пулемёт.

— КОНЕЦ —

Страницы: 1 2 3

  • КВЕСТЫ
  • Постеры
  • Журнал «Почемучка»
  • Развивающие занятия
  • Развивающие стенгазеты
  • Развивающий календарь 60 детских «почему»
  • «Играем и развиваемся» 2+
  • Развиваем мышление
  • Детский журнал «Это я!»
  • Подготовка к школе
  • Поделки своими руками
  • Детские презентации
  • Математика детям
  • Учим буквы
  • Послушный карандаш
  • Детям о животных
  • Детям о профессиях
  • Детям о космосе
  • Исследовательские проекты
  • Почемучка

  • Праздничные стенгазеты
  • Всё для детского сада
  • Всё для школы
  • Расписание уроков
  • Календари
  • Дидактические игры
  • Фланелеграф
  • Обучающие плакаты
  • Атрибуты для игр
  • Подвижные игры
  • Музыкальные игры
  • Физкультминутка
  • Методическая копилка
  • Публикация материалов
  • Я — Учитель!

  • Детская библиотека
  • Стихи для детей
  • Рассказы для детей
  • Сказки для детей
  • Народные сказки
  • Азбука
  • Потешки
  • Загадки
  • Пальчиковые игры
  • Колыбельные
  • Праздничные сценарии
  • Поздравления
  • Пословицы и поговорки
  • Скороговорки
  • Чистоговорки
  • Считалки
  • Частушки для детей
  • Приметы
  • Книжные новинки
  • Дети говорят
  • Наши авторы

  • Кроссворды для детей
  • Анкета для девочек
  • Детские раскраски
  • Музыка для детей
  • Мультфильмы
  • Игры для детей онлайн
  • Аудиосказки
  • Ребусы
  • Детские песенки
  • Детское творчество
  • Путешествия

  • Планирование беременности
  • Планирование пола ребенка
  • Беременность
  • Роды
  • Грудное вскармливание
  • Календарь развития ребенка
  • Воспитание и развитие ребенка
  • Здоровье
  • Детское питание
  • Покупки для детей
  • Статьи

С какого возраста развивающие занятия? (0) Скоро Новый Год (163) Мочесборники для новорожденных отзывы (0) Стиральный порошок с энзимами отзывы (5)

Константин Паустовский «Сказки». Иллюстрации Геннадия Епишина


Ну, вот и Паустовский с Епишиным
Пока это сигнальный экземпляр, но сегодня должны были привезти тираж на склад, а это значит, что очень быстро книга появится во всех интернет-магазинах…
Итак…
я не буду прельщать четырьмя ляссе
хвалится шелкографией
обещать золотое тиснение
удивлять блинтом
дразнить цельнотканевым переплетом
ибо в этой книге все внешне очень просто, но простота эта мнимая…
здесь, как ни в какой другой книге важен Автор и Художник и ничего другого не нужно, все другое — лишнее…
В этой книге настолько уникально даже не сочетание, а именно единение автора и художника, их взаимопонимание и единство. Художника интересуют не формальное действие или особенности сюжета, даже не характеры персонажей, не красивые пейзажи, нет, вместе с автором он переживает события, передает мысли, эмоции, настроения, чувства, он проживает всё происходящее вместе с автором и героями.




Книга «Сказки» с цветными иллюстрациями Геннадия Епишина выходила лишь однажды — в 1988 году. Я бы сказала, что для такого уровня издание оказалось малозамеченным и недооцененным. Вообще, сказки Паустовского художники вниманием не обошли, достаточно вспомнить Владимира Гальдяева, Евгения Мешкова, Виктора Цигаля, Анатолия Сазонова, Сергея Бордюгу, Николая Устинова, но я не покривлю душой, если скажу, что именно рисунки Геннадия Епишина лучше всего подошли под текст Паустовского. Ибо здесь важен не только сам рисунок, фигуры персонажей, но активнейшее участие здесь играет цвет и пространство: важны мельчайшие цветовые нюансы, переходы, оттенки, они, как слова у Паустовского, передают эмоции, чувства, настроение, то невидимое волшебство, которое и отличает прозу Паустовского.

Именно поэтому это тот редкий случай, когда сравнении книги с художественным альбом абсолютно позитивно. Да, это художественный альбом Геннадия Епишина, да, это художественный альбом Константина Паустовского.
Я не знаю, кто был инициатором именного такого состава сборника: редактор издательства или сам художник, знающий и ценящий творчество писателя, но сборник сложился уникальный и безошибочный. В него нельзя ничего добавить и ничего удалить, именно эти пять сказок, именно в этой последовательности и составляют единое целое, единую цельную книгу.



В книгу вошло 5 сказок, они соответствуют полному годовому циклу:
Зима — Растрёпанный воробей
Весна — Стальное колечко
Лето — Квакша
Осень — Артельные мужички
и снова Зима — Тёплый хлеб
Немного статистики:
152 страницы
86 иллюстраций (то есть их очень много!),
только 5 глухих (т.е. без картинок) разворотов,
при том есть наоборот 4 разворота без текста.
Несмотря на мнимую простоту, это не повтор издания 1988 года, это совсем другой вариант. Для нас книжка оказалась тяжелой, шла она не легко, в частности мы пытались уйти от квадратного формата, крайне нетехнологичного и влияющего на цену, но не получилось — иллюстрации задавали тон и не позволяли других вариантов. Единственный отход в формате — книга незначительно увеличена, полностью изменена полоса набора, увеличен шрифт, другой вход/выход, шмуцтитулы, отбивающие начало сказок. Бумагу тонировать не стали, здесь это было лишнее. Ну, и фиолетовая ленточка ляссе…
Еще на этапе переговоров по подготовке издания художник отмечал, что многими иллюстрациями он не очень доволен и хотелось бы кое-что поправить, поэтому некоторые рисунки были отредактированы самим Геннадием Ивановичем (например, сцена из Квакши, где Глеб пугает девочку), что-то нарисовано заново (иллюстрация в Артельных мужичках, мельница, форзацы). Также мы предложили, что какие-то небольшие изменения можно будет внести в уже готовые цифровые иллюстрации прямо на компьютере, заодно сверив цветокоррекцию.
Изменения были предложены незначительные, например чуть увеличить лягушку в банке, затемнить волосы девочки, чтобы щетка, которой она причесывает воробья, стала заметнее, добавить тень волкам и тд. Также кое-где меняли кадрировку (обрезку) иллюстраций. В частности известную картинку с уходящим поездом художник предложил чуть повернуть для динамики, а бойцов, просящих у Вари махорку, чуть увеличить, чтобы было ощущение, что они сидят на станции, а не в чистом поле. Вообще, для нашей работы это довольно редкая ситуация: мы не просто имели возможность корректировать изображение непосредственно с оригинала, но и получили экспертную оценку самого художника уже готовых файлов с возможностью править по-живому.
Ну, и ограничений по офсетной бумаги в данном случае не было. Бумага у нас меловка, но меловка получилась хорошая, плотная, абсолютно матовая и очень к месту в этом издании. Я показывала уже здесь в ЖЖ файлы с оригиналами, тогда еще это была предвариловка, в жизни они помягче, не столь жесткие, контрастные и в книге получились именно так — ощущение оригиналов и чистых живых красок безусловно есть, сохранился объем краски, белила, штрих. При том, что было много непростых иллюстраций — с белым-белым снегом, или там, где Варя встречает весну. Здесь была крайне важна именно цветовая точность, поэтому мы при помощи Геннадия Ивановича пытались добиться не только качественного изображения, но и того, чтобы иллюстрация в книге передавала смысловое значение оригинала: «вот здесь — оттепель, все должно быть теплее, цвет «топленного молока», пасмурнее, а вот здесь — мороз, сильный мороз, ясная ночь, глубокое небо, а вот здесь — дымка, как в осеннем лесу». Вот с такими нюансами и работали… Кстати, как ни странно, но книга получилась чуть приглушеннее, помягче, чем первое издание на офсете, но более чистой, прозрачной, с хорошей детализацией и ощущением живой настоящей живописи…
Переплет совсем новый, старый вариант с девами в кокошниках, символизирующими смену времен года, не сохранился и совсем не нравился художнику, который сам отметил, что он диссонировал с книгой, был несколько чужеродным. А красивое, но опять же несколько чужое для этой книги, написание названия отсылало скорее к сказкам Васнецова, чем к Паустовскому. В новом варианте художник попросил чуть изменить цвет подснежников на переднем плане. Крайне скромный блинт, причем название не поднято, а наоборот — утоплено. Как-то нашему худреду удалось сделать, что название получилось очень объемным и немного переливается, но это чисто визуальный эффект.
И несколько слов о тексте.
Мы привыкли сегодня к совсем иной литературе: нам нужно действие, action, все должны куда-то идти, лететь, скакать, бежать, нам нужен сюжет, нам нужно чтобы было не скучно, что бы было все разжевано, все объяснено, иначе мы начинаем задавать какие-то дурацкие вопросы: а где у ежика папа, а почему бельчонок живет только с мамой, нам нужен сиквел, приквел и тд. и т.п. Мы боимся рассказов, как жанра, мы боимся литературы чувств и эмоций, настроения, как стали боятся кино, перейдя на боевики и сериалы…
Мое библиотечное детство приучило делить русскоязычную литературу на две большие группы: русская (дореволюционная) с индексом Р1 и советская с индексом Р2. И мне всегда казалось, что Паустовскому совсем не подходит индекс Р2, для меня этот писатель всегда Р1 -в русской классике. Ну, не могу я назвать его советским писателем…
Смешно пытаться рекламировать Паустовского, но я хочу призвать именно взрослых — перечитайте!
если в детстве эти книги прошли мимо — перечитайте!,
если читали, но уже не помните — перечитайте!
Пусть не наше издание, пусть хоть электронную версию с телефона. Паустовский — тот редкий писатель (настоящий), который прекрасно воспринимается и ребенком, и взрослым. Пусть вас не смущает такое обманчивое определение — сказка. Паустовский смог сохранить и передать это детское ощущение веры в обыкновенное чудо, мы понимаем, что деда Кузьму не вылечит стальное колечко, а мороз грянул не потому, что Филька обидел коня, но все равно где-то внутри сидит детское — а вдруг…

Чтение сказки К. Паустовского «Теплый хлеб» (подготовительная группа)

Альфия Валиуллова
Чтение сказки К. Паустовского «Теплый хлеб» (подготовительная группа)

Тема: Чтение сказки К. Паустовского «Теплый хлеб».

Цель: Познакомить детей с литературной сказкой К. Паустовского «Теплый хлеб».

Задачи:1. Образовательная: познакомить детей с русским писателем К. Паустовским. Дать понять, что мудрая сказка помогает усвоить высоконравственную в поведении человека, убедиться к чему приводит грубое поведение.

2. Развивающая: совершенствовать грамматический строй речи, умение делать простейшие выводы, излагать свои мысли понятно для окружающих.

3. Воспитательная: воспитывать любовь и бережное отношение к природе, к животным и к хлебу.

Вид занятия: ознакомление с новым материалом.

Оборудование: портрет К. Паустовского, экран, проектор, видеофильм «Теплый хлеб», иллюстрации к произведению «Теплый хлеб» (на слайдах, ребус, дидактическая игра «Откуда пришел хлеб?»

Предварительная работа: накануне был прочитан детям рассказ К. Паустовского «Кот-ворюга».

Ход занятия

1. Организационный момент (3 минуты)

• Воспитатель показывает детям рисунок и задает вопрос:

— Ребята, внимательно посмотрите на этот рисунок и скажите, кто здесь нарисован?

Ответы детей: Кот, Кот-ворюга и тд. (могут быть разные варианты ответов)

Воспитатель: Правильно, ребята. Это Кот-ворюга. Этот рассказ мы с вами прочитали вчера. Все помните содержание этого веселого рассказа?

Ответы детей: Да, помним.

По желанию 2-3 ребенка выходят и рассказывают рассказ с помощью картинок. Если есть ошибки, другие дети исправляют, дополняют.

2. Основная часть занятия. (10 минут)

Воспитатель: Ребята, любите ли вы сказки?

Ответы: Да, любим.

Воспитатель: Назовите свои любимые сказки.

Ответы детей: «Су анасы», «Колобок», «Три поосенка», «Муха – цакатуха».

Воспитатель: (показывая на портрет К. Паустовского, который висит на доске) Ребята, сегодня я хочу познакомить вас писателем К. Паустовским. Родился он в Москве. У него было 2 брата и сестра. Его отец был железнодорожником, и они часто переезжали с места на место. В последнем классе он написал свой первый рассказ. Он писал о природе. Цикл своих рассказов он посвятил детям. Его книги учат любить природу, быть наблюдательными, уметь фантазировать, быть добрыми и честными.

Один его рассказ мы уже знаем. А сегодня мы познакомимся его новой сказкой, которая называется «Теплый хлеб».

• Воспитатель включает проектор. Все дети через большой экран, сидя на коврике смотрят видеофильм.

3. Физкультминутка (2 минуты)

Ветерок спросил пролетая (бегут на носочках, руки на поясе)

— Отчего ты, рожь золотая? (меняют направление бега)

А в ответ колоски шелестят (остановка, руки вверх, наклон в сторону)

— Золотые руки растят! (два наклона к ногам).

• После физкультминутки дети садятся на стульчики.

4. Закрепление нового материала (5 минут)

• Вопросы по сказке «Теплый хлеб» сопровождаются иллюстрациями к сказке.

1. Как называется сказка?

2. Кто автор сказки?

3. Кто оставил коня в деревне?

4. Как звали мальчика?

5. Какое прозвище имел Филька?

6. Что сделал Филька с куском хлеба после того, как ударил коня?

7. Что случилось в природе после этого?

8. Что случилось в деревне 100 лет назад?

9. Куда послала бабка Фильку за советом?

10. Что придумал Филька?

11. Как произошло примирение Фильки и коня? Что принес мальчик коню?

12. Чему учит нас сказка «Теплый хлеб»?

• Задавая вопросы, педагог с каждым ребенком работает индивидуально. Каждый ребенок отвечает на один вопрос. Если у ребенка с ответом не получается, педагог дает ему наводящие вопросы.

5. Дидактическая игра. (2 минуты)

Ребус про хлеб (составить надо слово по первому звуку). Халат – лиса – ель- белка = ХЛЕБ

• Воспитатель читает детям стихотворение про хлеб.

6. Дидактическая игра с мячом «Откуда пришел Хлеб?» (3 минуты)

7. Игра на время «Собери пазл»(игра на развитие логического мышления, памяти, внимания и воображения. (3 минуты)

• Воспитатель разделяет детей на две группы. Они на время собирают пазлы.

• 1группа: «На поле»

• 2группа: «Женщины пекут хлеб»

8. Итог занятия (2 минуты)

Воспитатель: Ребята, мы с вами очень хорошо поработали сегодня. Узнали очень много нового и полезного. Учились через сказку К. Паустовского «Теплый хлеб» быть добрыми, справедливыми, любить природу, людей, животных. Также узнали откуда приходит на наш стол вкусный, мягкий хлеб. Я надеюсь, вы эту сказку запомните надолго.

Сказки Паустовского с иллюстрациями Сазонова

Сказки Паустовского с иллюстрациями Анатолия Сазонова — мне сложно было пройти мимо этой книжки, хотя Паустовский у меня уже был. Тут ведь вот какое дело — читаешь книгу с другими рисунками и даже по другому текст звучит, по другому героев мы видим, примечаем то, что, может быть, в первый раз и не заметили…

Константин Паустовский: Три сказки

Художник: Сазонов Анатолий Пантелеймонович Издательство: Астрель, 2013 г.
ISBN: 978-5-271-42161-7 Страниц: 72 (Мелованная)
Книги издательства Астрель — редкий гость в нашей домашней библиотеке. Но то, что эта книга должна жить у нас, я поняла сразу, как только увидела ее иллюстрации на экране.

Стиль Сазонова узнаваем и оригинален. Яркие образы героев остаются в душе надолго. И вот, перед нами уже сидят артельные мужички, которые внимательно слушают девочку Варю, а вот петух острым глазом высматривает как бы схватить мужичка, а вот — уже из другой сказки, лисицы, которые вылезли из нор на запах тёплого хлеба… Иллюстрации Епишина к сказкам Паустовского тоже близкие и родные мне, но и без рисунков Сазонова я не могу ))

В этой книге, как и заявлено в названии, три сказки: Артельные мужички, Дремучий медведь и Теплый хлеб. Пересказывать Паустовского, думаю, смысла нет. Скажу только, что мой ребенок очень полюбил его сказки. И я думаю, что большую роль сыграло как раз то, что мы читали и рассматривали книжки с прекрасными иллюстрациями.

Сама книга большого формата, с лакированной обложкой. Издана в Твери (Ленина, 5), на мелованной бумаге. Шрифт хотелось бы покрупнее, но в целом, книгой я очень довольна.

Фрагменты

Теплый хлеб

Когда кавалеристы проходили через деревню Бережки, немецкий снаряд разорвался на околице и ранил в ногу вороного коня. Командир оставил раненого коня в деревне, а отряд ушёл дальше, пыля и позванивая удилами, – ушёл, закатился за рощи, за холмы, где ветер качал спелую рожь.

Коня взял к себе мельник Панкрат. Мельница давно не работала, но мучная пыль навеки въелась в Панкрата. Она лежала серой коркой на его ватнике и картузе. Из-под картуза посматривали на всех быстрые глаза мельника. Панкрат был скорый на работу, сердитый старик, и ребята считали его колдуном.

Панкрат вылечил коня. Конь остался при мельнице и терпеливо возил глину, навоз и жерди – помогал Панкрату чинить плотину.

Панкрату трудно было прокормить коня, и конь начал ходить по дворам побираться. Постоит, пофыркает, постучит мордой в калитку, и, глядишь, ему вынесут свекольной ботвы, или чёрствого хлеба, или, случалось даже, сладкую морковку. По деревне говорили, что конь ничей, а вернее – общественный, и каждый считал своей обязанностью его покормить. К тому же конь – раненый, пострадал от врага.

Жил в Бережках со своей бабкой мальчик Филька, по прозвищу «Ну Тебя». Филька был молчаливый, недоверчивый, и любимым его выражением было: «Да ну тебя!». Предлагал ли ему соседский мальчишка походить на ходулях или поискать позеленевшие патроны, Филька отвечал сердитым басом: «Да ну тебя! Ищи сам!». Когда бабка выговаривала ему за неласковость, Филька отворачивался и бормотал: «Да ну тебя! Надоела!».

Зима в этот год стояла тёплая. В воздухе висел дым. Снег выпадал и тотчас таял. Мокрые вороны садились на печные трубы, чтобы обсохнуть, толкались, каркали друг на друга. Около мельничного лотка вода не замерзала, а стояла чёрная, тихая, и в ней кружились льдинки.

Панкрат починил к тому времени мельницу и собирался молоть хлеб, – хозяйки жаловались, что мука кончается, осталось у каждой на два-три дня, а зерно лежит немолотое.

В один из таких тёплых серых дней раненый конь постучал мордой в калитку к Филькиной бабке. Бабки не было дома, а Филька сидел за столом и жевал кусок хлеба, круто посыпанный солью.

Филька нехотя встал, вышел за калитку. Конь переступил с ноги на ногу и потянулся к хлебу. «Да ну тебя! Дьявол!» – крикнул Филька и наотмашь ударил коня по губам. Конь отшатнулся, замотал головой, а Филька закинул хлеб далеко в рыхлый снег и закричал:

– На вас не напасёшься, на христорадников! Вон твой хлеб! Иди копай его мордой из-под снега! Иди копай!

И вот после этого злорадного окрика и случились в Бережках те удивительные дела, о каких и сейчас люди говорят, покачивая головами, потому что сами не знают, было ли это или ничего такого и не было.

Слеза скатилась у коня из глаз. Конь заржал жалобно, протяжно, взмахнул хвостом, и тотчас в голых деревьях, в изгородях и печных трубах завыл, засвистел пронзительный ветер, вздул снег, запорошил Фильке горло. Филька бросился обратно в дом, но никак не мог найти крыльца – так уже мело кругом и хлестало в глаза. Летела по ветру мёрзлая солома с крыш, ломались скворечни, хлопали оторванные ставни. И всё выше взвивались столбы снежной пыли с окрестных полей, неслись на деревню, шурша, крутясь, перегоняя друг друга.

Филька вскочил наконец в избу, припёр дверь, сказал: «Да ну тебя!» – и прислушался. Ревела, обезумев, метель, но сквозь её рев Филька слышал тонкий и короткий свист – так свистит конский хвост, когда рассерженный конь бьёт им себя по бокам.

Метель начала затихать к вечеру, и только тогда смогла добраться к себе в избу от соседки Филькина бабка. А к ночи небо зазеленело, как лёд, звёзды примёрзли к небесному своду, и колючий мороз прошёл по деревне. Никто его не видел, но каждый слышал скрип его валенок по твёрдому снегу, слышал, как мороз, озоруя, стискивал толстые брёвна в стенах, и они трещали и лопались.

Бабка, плача, сказала Фильке, что наверняка уже замёрзли колодцы и теперь их ждёт неминучая смерть. Воды нет, мука у всех вышла, а мельница работать теперь не сможет, потому что река застыла до самого дна.

Филька тоже заплакал от страха, когда мыши начали выбегать из подпола и хорониться под печкой в соломе, где ещё оставалось немного тепла. «Да ну вас! Проклятые!» – кричал он на мышей, но мыши всё лезли из подпола. Филька забрался на печь, укрылся тулупчиком, весь трясся и слушал причитания бабки.

– Сто лет назад упал на нашу округу такой же лютый мороз, – говорила бабка. – Заморозил колодцы, побил птиц, высушил до корня леса и сады. Десять лет после того не цвели ни деревья, ни травы. Семена в земле пожухли и пропали. Голая стояла наша земля. Обегал её стороной всякий зверь – боялся пустыни.

– Отчего же стрясся тот мороз? – спросил Филька.

– От злобы людской, – ответила бабка. – Шёл через нашу деревню старый солдат, попросил в избе хлеба, а хозяин, злой мужик, заспанный, крикливый, возьми и дай одну только чёрствую корку. И то не дал в руки, а швырнул на пол и говорит: «Вот тебе! Жуй!». – «Мне хлеб с полу поднять невозможно, – говорит солдат. – У меня вместо ноги деревяшка.» – «А ногу куда девал?» – спрашивает мужик. «Утерял я ногу на Балканских горах в турецкой баталии», – отвечает солдат. «Ничего. Раз дюже голодный – подымешь, – засмеялся мужик. – Тут тебе камердинеров нету». Солдат покряхтел, изловчился, поднял корку и видит – это не хлеб, а одна зелёная плесень. Один яд! Тогда солдат вышел на двор, свистнул – и враз сорвалась метель, пурга, буря закружила деревню, крыши посрывала, а потом ударил лютый мороз. И мужик тот помер.

– Отчего же он помер? – хрипло спросил Филька.

– От охлаждения сердца, – ответила бабка, помолчала и добавила: – Знать, и нынче завелся в Бережках дурной человек, обидчик, и сотворил злое дело. Оттого и мороз.

– Чего ж теперь делать, бабка? – спросил Филька из-под тулупа. – Неужто помирать?

– Зачем помирать? Надеяться надо.

– На что?

– На то, что поправит дурной человек своё злодейство.

– А как его исправить? – спросил, всхлипывая, Филька.

– А об этом Панкрат знает, мельник. Он старик хитрый, учёный. Его спросить надо. Да неужто в такую стужу до мельницы добежишь? Сразу кровь остановится.

– Да ну его, Панкрата! – сказал Филька и затих.

Ночью он слез с печи. Бабка спала, сидя на лавке. За окнами воздух был синий, густой, страшный.

В чистом небе над осокорями стояла луна, убранная, как невеста, розовыми венцами.

Филька запахнул тулупчик, выскочил на улицу и побежал к мельнице. Снег пел под ногами, будто артель весёлых пильщиков пилила под корень берёзовую рощу за рекой. Казалось, воздух замёрз и между землёй и луной осталась одна пустота жгучая и такая ясная, что если бы подняло пылинку на километр от земли, то и её было бы видно и она светилась бы и мерцала, как маленькая звезда.

Чёрные ивы около мельничной плотины поседели от стужи. Ветки их поблёскивали, как стеклянные. Воздух колол Фильке грудь. Бежать он уже не мог, а тяжело шёл, загребая снег валенками.

Филька постучал в окошко Панкратовой избы. Тотчас в сарае за избой заржал и забил копытом раненый конь. Филька охнул, присел от страха на корточки, затаился. Панкрат отворил дверь, схватил Фильку за шиворот и втащил в избу.

– Садись к печке, – сказал он.– Рассказывай, пока не замёрз.

Филька, плача, рассказал Панкрату, как он обидел раненого коня и как из-за этого упал на деревню мороз.

– Да-а, – вздохнул Панкрат, – плохо твоё дело! Выходит, что из-за тебя всем пропадать. Зачем коня обидел? За что? Бессмысленный ты гражданин!

Филька сопел, вытирал рукавом глаза.

– Ты брось реветь! – строго сказал Панкрат. – Реветь вы все мастера. Чуть что нашкодил – сейчас в рёв. Но только в этом я смысла не вижу. Мельница моя стоит, как запаянная морозом навеки, а муки нет, и воды нет, и что нам придумать – неизвестно.

– Чего же мне теперь делать, дедушка Панкрат? – спросил Филька.

– Изобрести спасение от стужи. Тогда перед людьми не будет твоей вины. И перед раненой лошадью – тоже. Будешь ты чистый человек, весёлый. Каждый тебя по плечу потреплет и простит. Понятно?

– Понятно, – ответил упавшим голосом Филька.

– Ну, вот и придумай. Даю тебе сроку час с четвертью.

В сенях у Панкрата жила сорока. Она не спала от холода, сидела на хомуте подслушивала. Потом она боком, озираясь, поскакала к щели под дверью. Выскочила наружу, прыгнула на перильца и полетела прямо на юг. Сорока была опытная, старая и нарочно летела у самой земли, потому что от деревень и лесов всё-таки тянуло теплом и сорока не боялась замёрзнуть. Никто её не видел, только лисица в осиновом яру высунула морду из норы, повела носом, заметила, как тёмной тенью пронеслась по небу сорока, шарахнулась обратно в нору и долго сидела, почёсываясь и соображая: куда ж это в такую страшную ночь подалась сорока?

А Филька в это время сидел на лавке, ёрзал, придумывал.

– Ну, – сказал наконец Панкрат, затаптывая махорочную цигарку, – время твоё вышло. Выкладывай! Льготного срока не будет.

– Я, дедушка Панкрат, – сказал Филька, – как рассветёт, соберу со всей деревни ребят. Возьмём мы ломы, пешни, топоры, будем рубить лёд у лотка около мельницы, покамест не дорубимся до воды и не потечёт она на колесо. Как пойдёт вода, ты пускай мельницу! Повернёшь колесо двадцать раз, она разогреется и начнёт молоть. Будет, значит, и мука, и вода, и всеобщее спасение.

– Ишь ты, шустрый какой! – сказал мельник, – Подо льдом, конечно, вода есть. А ежели лёд толщиной в твой рост, что ты будешь делать?

– Да ну его! – сказал Филька. – Пробьём мы, ребята, и такой лёд!

– А ежели замёрзнете?

– Костры будем жечь.

– А ежели не согласятся ребята за твою дурь расплачиваться своим горбом? Ежели скажут: «Да ну его! Сам виноват – пусть сам лёд и скалывает».

– Согласятся! Я их умолю. Наши ребята – хорошие.

– Ну, валяй собирай ребят. А я со стариками потолкую. Может, и старики натянут рукавицы да возьмутся за ломы.

В морозные дни солнце восходит багровое, в тяжёлом дыму. И в это утро поднялось над Бережками такое солнце. На реке был слышен частый стук ломов. Трещали костры. Ребята и старики работали с самого рассвета, скалывали лёд у мельницы. И никто сгоряча не заметил, что после полудня небо затянулось низкими облаками и задул по седым ивам ровный и тёплый ветер. А когда заметили, что переменилась погода, ветки ив уже оттаяли, и весело, гулко зашумела за рекой мокрая берёзовая роща. В воздухе запахло весной, навозом.

Ветер дул с юга. С каждым часом становилось всё теплее. С крыш падали и со звоном разбивались сосульки.

Вороны вылезли из-под застрех и снова обсыхали на трубах, толкались, каркали.

Не было только старой сороки. Она прилетела к вечеру, когда от теплоты лёд начал оседать, работа у мельницы пошла быстро и показалась первая полынья с тёмной водой.

Мальчишки стащили треухи и прокричали «ура». Панкрат говорил, что если бы не тёплый ветер, то, пожалуй, и не обколоть бы лёд ребятам и старикам. А сорока сидела на раките над плотиной, трещала, трясла хвостом, кланялась на все стороны и что-то рассказывала, но никто, кроме ворон, её не понял. А сорока рассказывала, что она долетела до тёплого моря, где спал в горах летний ветер, разбудила его, натрещала ему про лютый мороз и упросила его прогнать этот мороз, помочь людям.

Ветер будто бы не осмелился отказать ей, сороке, и задул, понёсся над полями, посвистывая и посмеиваясь над морозом. И если хорошенько прислушаться, то уже слышно, как по оврагам под снегом бурлит-журчит тёплая вода, моет корни брусники, ломает лёд на реке.

Всем известно, что сорока – самая болтливая птица на свете, и потому вороны ей не поверили – покаркали только между собой: что вот, мол, опять завралась старая.

Так до сих пор никто и не знает, правду ли говорила сорока, или всё это она выдумала от хвастовства. Одно только известно, что к вечеру лёд треснул, разошёлся, ребята и старики нажали – и в мельничный лоток хлынула с шумом вода.

Старое колесо скрипнуло – с него посыпались сосульки – и медленно повернулось. Заскрежетали жернова, потом колесо повернулось быстрее, и вдруг вся старая мельница затряслась, заходила ходуном и пошла стучать, скрипеть, молоть зерно.

Панкрат сыпал зерно, а из-под жернова лилась в мешки горячая мука. Женщины окунали в неё озябшие руки и смеялись.

По всем дворам кололи звонкие берёзовые дрова. Избы светились от жаркого печного огня. Женщины месили тугое сладкое тесто. И всё, что было живого в избах – ребята, кошки, даже мыши,– всё это вертелось около хозяек, а хозяйки шлёпали ребят по спине белой от муки рукой, чтобы не лезли в самую квашню и не мешались.

Ночью по деревне стоял такой запах тёплого хлеба с румяной коркой, с пригоревшими к донцу капустными листьями, что даже лисицы вылезли из нор, сидели на снегу, дрожали и тихонько скулили, соображая, как бы словчиться стащить у людей хоть кусочек этого чудесного хлеба.

На следующее утро Филька пришёл вместе с ребятами к мельнице. Ветер гнал по синему небу рыхлые тучи и не давал им ни на минуту перевести дух, и потому по земле неслись вперемежку то холодные тени, то горячие солнечные пятна.

Филька тащил буханку свежего хлеба, а совсем маленький мальчик Николка держал деревянную солонку с крупной жёлтой солью. Панкрат вышел на порог, спросил:

– Что за явление? Мне, что ли, хлеб-соль подносите? За какие такие заслуги?

– Да нет! – закричали ребята.– Тебе будет особо. А это раненому коню. От Фильки. Помирить мы их хотим.

– Ну что ж, – сказал Панкрат, – не только человеку извинение требуется. Сейчас я вам коня представлю в натуре.

Панкрат отворил ворота сарая, выпустил коня. Конь вышел, вытянул голову, заржал – учуял запах свежего хлеба. Филька разломил буханку, посолил хлеб из солонки и протянул коню. Но конь хлеба не взял, начал мелко перебирать ногами, попятился в сарай. Испугался Фильки. Тогда Филька перед всей деревней громко заплакал.

Ребята зашептались и притихли, а Панкрат потрепал коня по шее и сказал:

– Не пужайся, Мальчик! Филька не злой человек. Зачем же его обижать? Бери хлеб, мирись!

Конь помотал головой, подумал, потом осторожно вытянул шею и взял наконец хлеб из рук Фильки мягкими губами. Съел один кусок, обнюхал Фильку и взял второй кусок. Филька ухмылялся сквозь слезы, а конь жевал хлеб, фыркал. А когда съел весь хлеб, положил голову Фильке на плечо, вздохнул и закрыл глаза от сытости и удовольствия.

Все улыбались, радовались. Только старая сорока сидела на раките и сердито трещала: должно быть, опять хвасталась, что это ей одной удалось помирить коня с Филькой. Но никто её не слушал и не понимал, и сорока от этого сердилась всё больше и трещала, как пулемёт.

К. Паустовский «Теплый хлеб» презентация к уроку

Слайд 1

Тема урока : Сказка К.Г. Паустовского «Теплый хлеб «. «Можно ли умереть от «охлаждения сердца?» учитель русского языка и литературы Жаворонкова Ирина Евгеньевна МБОУ «Полесская СОШ»

Слайд 2

Цели: Познакомить учащихся с творчеством К.Г.Паустовского на примере сказки «Теплый хлеб» Способствовать воспитанию в школьниках понимания необходимости доброго отношения к людям и вообще к живым существам; Развивать в учащихся умения размышлять над поступками героев и их последствиями, анализировать текст.

Слайд 3

Ход урока 1. Организационный момент слово учителя 2 . Изучение нового материала. Работа с текстом 3 .Беседа по сказке «Теплый хлеб» 4. Конкурс рисунков среди учащихся 5. Подведение итогов 6. Домашнее задание

Слайд 4

Как вы думаете, нужна ли вообще сказка современному человеку?

Слайд 5

Паустовский Константин Георгиевич 1892-1968 «Истинное счастье — прежде всего удел знающих, а не невежд»

Слайд 6

Родился 19 (31) мая 1892 в Москве в семье железнодорожного статистика. Отец, по словам Паустовского, «был неисправимым мечтателем и протестантом», из-за чего постоянно менял места работы. После нескольких переездов семья поселилась в Киеве

Слайд 7

В 1925 году Константин Георгиевич выпустил свою первую книгу «Морские наброски».

Слайд 8

1929 год вышел роман «Блистающие облака».

Слайд 9

Итогом его путешествий по Советскому Союзу и занятий журналистикой явились повести «Кара-Бугаз» (1932 год), «Колхида» (1934 год), которые принесли ему известность.

Слайд 10

В годы Великой Отечественной войны Паустовский работал военным корреспондентом и писал рассказы

Слайд 11

Мещерские места

Слайд 12

В повести «Мещерская сторона» его дар изображения природы достигает наивысшего расцвета .

Слайд 13

В последние годы жизни работал над большой автобиографической эпопеей «Повесть о жизни» (1945-1963 г.), «Золотая роза».(1956 г)

Слайд 14

КАКИХ ГЕРОЕВ ПОМНИТЕ? Какие произведения К.Г паустовского вы читали?

Слайд 15

Произведения К.Г. Паустовского

Слайд 17

«Теплый хлеб» » Хлеб – это труд, честь, жизнь человеческая, и издеваться над ним – большое зло». В.А.Сухомлинский

Слайд 18

О каком времени пишет К.Г. Паустовский? (годы Гражданской войны) 2. Каким образом конь очутился в деревне Бережки? (Раненного немецким снарядом вороного коня оставил в деревне командир кавалерийского отряда) Вопросы

Слайд 19

Вопросы 3. Кто приютил и вылечил коня? (мельник Панкрат) 4. Что это был за человек? («Панкрат был скорый на работу….») 5. Зачем Панкрат разрешал коню ходить по деревне побираться? (мельнику трудно было его прокормить)

Слайд 20

вопросы 6. Почему Фильке дали такое странное прозвище «Ну Тебя»? ( этими словами он всегда отвечал людям на их просьбы) 7. Какое время года было на дворе тогда, когда конь постучался в калитку к филькиной бабушке? (теплая зима)

Слайд 21

вопросы 8 . Что делал в то время Филька? (ел кусок хлеба с солью) Как Филька встретил раненого коня? ( Ф илька встретил коня недружелюбно, обидел его) Что произошло после того, как Филька закинул хлеб в снег? («Слеза скатилась у коня из глаз….» до » …когда рассерженный конь бьёт им себя по бокам»)

Слайд 22

11. Про какое надвигающееся на деревню бедствие рассказала Фильке бабка? (Она рассказала о том, что замерзли колодцы; воды нет, а значит, не будет ни муки, ни хлеба. Всё это приведет к голоду) 12. Как бабка объяснила причину такой природной катастрофы? Что произошло сто лет назад? ( сто лет назад злой хозяин избы обругал старого солдата, вместо того чтобы дать ему хлеб) 13. Как вы думаете, понял ли Филька свою вину перед конём и перед всей деревней по окончании бабкиного рассказа? (Да. Ночью Филька пошел на мельницу к Панкрату)

Слайд 23

Как вы понимаете название сказки «Теплый хлеб»?

Слайд 24

Словарная работа

Слайд 25

Словарная работа Картуз – мужской головной убор с козырьком. Христарадники – нищие, те, кто побирается, просит «Христа ради». Дюже — сильно. Треух – зимняя шапка.

Слайд 26

Конкурс рисунков

Слайд 27

Хлеб под столом, Брошенный прямо в пыль. Кто ж это совесть свою Выбросил как утиль? Если б увидел его, никогда б Не подал ему руки, Будто не знал он, Сколько труда вложено в эти куски! За хлебом все добро. У кого хлебушко, у того и счастье.

Слайд 28

Домашнее задание: Придумать свою небольшую сказку. Ответить на вопросы в учебнике с.75-76 Нарисовать иллюстрации к сказке «Теплый хлеб»

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *